Яблочкин лампочка: П.Н. Яблочков и А.Н. Лодыгин. Первая в мире электрическая лампочка

Содержание

10 фактов о «свече Яблочкова» — праобразе современной электрической лампочки

23 марта прошла очередная годовщина с момента одного интересного изобретения, о котором сегодня практически не вспоминают. Но именно эта техническая новинка в своё время дала старт использованию электричества для бытовых нужд.

Речь идёт о праобразе современной электрической лампочки, известной как «свеча Яблочкова». Кто же такой Павел Яблочков, чем его «свеча» отличалась от современных ламп и как было сделано это изобретение?

1. Павел Николаевич Яблочков свои первые изобретения сделал ещё в подростковом возрасте, и они совершенно не касались электричества. В частности, он придумал угломерный прибор для землемерных работ, которым крестьяне окрестных сёл на его родине, в Сердобском уезде Российской империи, стали пользоваться для определения границ земельных участков. Далее, после окончания инженерного училища, он некоторое время занимался военной карьерой, но вскоре уволился и пошёл работать начальником службы телеграфа на Московско-Курскую железную дорогу.

Тогда же начались его эксперименты с электричеством.

2. Яблочков стал членом кружка электриков-изобретателей и любителей электротехники при Московском политехническом музее. Именно тут он ознакомился с опытами другого изобретателя, Лодыгина, с освещением улиц и зданий при помощи дуговой электрической лампы. Тогда наиболее распространён был так называемый «регулятор Фуко». В 1874 году Яблочков поучаствовал в освещении железной дороги с помощью прожектора с регулятором Фуко.

3. Осенью 1875 года Павел Яблочков оказался во Франции, где ознакомился с работой мастерской академика Бреге. В Париже Яблочков начинает работу над дуговой лампой без регулятора, с более простой конструкцией. 23 марта 1876 года Павел Яблочков завершает работу над так называемой «электрической свечой» и получает на неё патент во Франции под номером 112024, содержащий краткое описание свечи в её первоначальных формах и изображение этих форм.

4. У «свечи Яблочкова» не было ни механизмов, ни пружин, ни сложных регуляторов. Это были 2 стержня с прокладкой из каолина между ними. Каждый из стержней зажимался в отдельной клемме подсвечника. На верхних концах зажигался дуговой разряд от электрической цепи, и пламя дуги ярко светило, постепенно сжигая угли и испаряя изоляционный материал между стержнями. Позже проводились эксперименты с добавлением солей металлов в изоляционный материал, чтобы изменить окраску получаемого света.

5. Широкой публике «свеча Яблочкова» была продемонстрирована в апреле 1876 года в Лондоне. На небольших металлических постаментах Яблочков поставил четыре своих свечи, обёрнутых в асбест и установленных на большом расстоянии друг от друга. К светильникам подвёл по проводам ток от динамо-машины, находившейся в соседнем помещении. Поворотом рукоятки ток был включён в сеть, и тотчас обширное помещение залил очень яркий, чуть голубоватый электрический свет. Увиденное привело публику в восторг. Тогдашняя пресса в Британии, Франции и Германии целый месяц была переполнена заметками и статьями о новшестве.

6. Компании по коммерческой эксплуатации «свечи Яблочкова» были основаны во многих странах мира. Сам Павел Николаевич, уступив право на использование своих изобретений владельцам французской «Генеральной компании электричества с патентами Яблочкова», как руководитель её технического отдела, продолжал совершенствовать свою разработку. Его доля в прибылях была невелика.

7. Спрос на новое средство для освещения был колоссальным по меркам того времени:

только во Франции предприятие Бреге выпускало в сутки более 8 тысяч свечей. Стоимость одной свечи составляла порядка 20 копеек, её хватало на полтора часа. После надо была вставлять в фонарь новую свечу; что стало поводом для дальнейших разработок: появились фонари с автоматической заменой свечей.

8. В феврале 1877 года электрическим светом были освещены фешенебельные магазины Лувра, оперный театр в Париже. Каждый вечер на Avenue de l’Opera стали собираться толпы людей, желающих своими глазами увидеть, как зажигаются белые матовые шары на столбах вместо прежних тусклых газовых фонарей. Следующим освещённым объектом стал крытый ипподром в Париже: беговую дорожку освещали 20 дуговых ламп с отражателями, а места для зрителей — 120 «свечей Яблочкова».

9. А вот в Великобритании новинка не была принята так радушно. Освещение улиц, мостов, доков вызвало панику среди акционеров крупных английских газовых компаний. Была запущена целая кампания против электрического света, а парламент в 1879 году учредил спецкомиссию, которая так и не смогла прийти к единому мнению: вреден свет от электричества или полезен.

10. «Свеча Яблочкова» оказалась настолько популярна, что освещение улиц и помещений на её основе было организовано в Берлине, в городах Бельгии, Испании, Португалии, Швеции. В Италии им осветили развалины Колизея, Национальную улицу и площадь Колона в Риме, в Вене — Фольскгартен, в Греции — Фалернскую бухту. До конца 1878 года освещение такого типа появилось в США (Сан-Франциско и Филадельфия), в Рио-де-Жанейро и в Мексике.

«Свечи Яблочкова» появились в Дели, Калькутте, Мадрасе и ряде других городов Индии и Бирмы. Даже персидский шах и король Камбоджи использовали электрическое освещение этими первыми лампочками. Что интересно, в России, на родине Яблочкова, публичная проба освещения с помощью его изобретения состоялась лишь в конце 1878 года, полтора года спустя после первого запуска в Париже.

По материалам Википедии.

«Русская свеча». Как инженер Яблочков подарил миру электрический свет | История | Общество

Весной 1876 года мировые СМИ пестрели заголовками: «Свет приходит к нам с Севера — из России»; «Северный свет, русский свет — чудо нашего времени»; «Россия — родина электричества».

На разных языках журналисты восхищались русским инженером Павлом Яблочковым, чьё изобретение, представленное на выставке в Лондоне, изменило представление о возможностях использования электричества.

Изобретателю в момент выдающегося триумфа было всего 29 лет.

Павел Яблочков в годы работы в Москве. Фото: Commons.wikimedia.org

Прирождённый изобретатель

Павел Яблочков родился 14 сентября 1847 года в Сердобском уезде Саратовской губернии, в семье обедневшего мелкопоместного дворянина, происходившего из старинного русского рода.

Отец Павла в молодости учился в Морском кадетском корпусе, но по болезни со службы был уволен с награждением гражданским чином XIV класса. Мать была властной женщиной, державшей в крепких руках не только хозяйство, но и всех членов семьи.

Паша ещё в детстве увлёкся конструированием. Одним из первых его изобретений стал оригинальный землемерный прибор, которым затем пользовались жители всех окрестных деревень.

В 1858 году Павел поступил в Саратовскую мужскую гимназию, однако из 5-го класса отец забрал его. Семья была стеснена в средствах, и на образование Павла их не хватало. Тем не менее мальчика удалось определить в частный Подготовительный пансионат, где молодых людей готовили к поступлению в Николаевское инженерное училище.

Содержал его военный инженер Цезарь Антонович Кюи. Этот неординарный человек, одинаково успешно занимавшийся вопросами военной инженерии и написанием музыки, пробудил у Яблочкова интерес к науке.

В 1863 году Яблочков блестяще сдал вступительный экзамен в Николаевское инженерное училище. В августе 1866 года он окончил училище по первому разряду, получив чин инженер-подпоручика. Его назначили младшим офицером в 5-й сапёрный батальон, расквартированный в Киевской крепости.

Внимание, электричество!

Родители были счастливы, поскольку считали, что сын может сделать большую военную карьеру. Однако самого Павла эта стезя не прельщала, и спустя год он уволился со службы в чине поручика под предлогом болезни.

Яблочков проявляет большой интерес к электротехнике, однако знаний в этой области у него было недостаточно, и, чтобы устранить этот пробел, он вернулся на военную службу. Благодаря этому, у него появилась возможность поступить в Техническое гальваническое заведение в Кронштадте, единственную в России школу, готовившую военных электротехников.

После её окончания Яблочков отслужил положенные три года и в 1872 году вновь уволился из армии, теперь уже навсегда.

Новым местом работы Яблочкова стала Московско-Курская железная дорога, где он был назначен начальником службы телеграфа. Работу он совмещал с изобретательской деятельностью. Узнав об опытах Александра Лодыгина по освещению улиц и помещений электрическими лампами, Яблочков решил заняться усовершенствованием существовавших тогда дуговых ламп.

Как появился прожектор для поездов

Весной 1874 года по Московско-Курской дороге должен был проследовать правительственный состав. Руководство дороги задумало осветить путь поезду в ночное время при помощи электричества. Однако, как это сделать, чиновники не очень понимали. Тут вспомнили об увлечении начальника службы телеграфа и обратились к нему. Яблочков согласился с большой радостью.

На паровоз впервые в истории железнодорожного транспорта установили прожектор с дуговой лампой — регулятором Фуко. Прибор был ненадёжный, но Яблочков прикладывал все усилия, чтобы заставить его работать. Стоя на передней площадке паровоза, он менял угли в лампе и подкручивал регулятор. При смене паровозов Яблочков перемещался на новый вместе с прожектором.

Поезд успешно дошёл до места назначения, к радости руководства Яблочкова, но сам инженер решил — такой способ освещения слишком сложный и затратный и требует усовершенствования.

Яблочков уходит со службы на железной дороге и открывает в Москве мастерскую физических приборов, где проводятся многочисленные опыты с электричеством.

«Свеча Яблочкова». Фото: Commons.wikimedia.org

Русская идея воплотилась в жизнь в Париже

Главное изобретение в его жизни родилось во время опытов с электролизом поваренной соли. В 1875 году во время одного из опытов по электролизу параллельно расположенные угли, погружённые в электролитическую ванну, случайно коснулись друг друга. Тотчас между ними вспыхнула электрическая дуга, на короткий миг осветившая ярким светом стены лаборатории.

Инженеру пришла в голову мысль о том, что можно создать дуговую лампу без регулятора межэлектродного расстояния, которая будет значительно надёжнее.

Осенью 1875 года Яблочков намеревался со своими изобретениями отправиться на Всемирную выставку в Филадельфии, дабы продемонстрировать успехи российских инженеров на ниве электричества. Но дела мастерской шли неудачно, денег не хватало, и добраться Яблочков смог только до Парижа. Там он познакомился с академиком Бреге, владевшим мастерскими физических приборов. Оценив знания и опыт русского инженера, Бреге предложил ему работу. Яблочков принял приглашение.

Весной 1876 года ему удалось закончить работу по созданию дуговой лампы без регулятора. 23 марта 1876 года Павел Яблочков получил французский патент № 112024.

Лампа Яблочкова оказалась проще, удобнее и дешевле в эксплуатации, чем её предшественницы. Она представляла собой два стержня, разделённых изоляционной прокладкой из каолина. Каждый из стержней зажимался в отдельной клемме подсвечника. На верхних концах зажигался дуговой разряд, и пламя дуги ярко светило, постепенно сжигая угли и испаряя изоляционный материал. 

Одним деньги, другим наука

15 апреля 1876 года в Лондоне открылась выставка физических приборов. Яблочков представлял и фирму Бреге, и одновременно выступал от своего имени. В один из дней выставки инженер представил свою лампу. Новый источник света произвёл настоящий фурор. За лампой прочно закрепилось название «свеча Яблочкова». Она оказалась чрезвычайно удобной в использовании. Фирмы по эксплуатации «свечей Яблочкова» стремительно открывались по всему миру.

Но невероятный успех не сделал русского инженера миллионером. Он занял скромный пост руководителя технического отдела французской «Генеральной компании электричества с патентами Яблочкова».

От получаемой прибыли ему доставался незначительный процент, но Яблочков не роптал — его вполне устраивало то, что он имел возможность продолжать научные исследования.

Тем временем «свечи Яблочкова» появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве. Каждая свеча стоила примерно 20 копеек и горела около полутора часов; по истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую свечу. Впоследствии были придуманы фонари с автоматической заменой свечей.

«Свеча Яблочкова» в музыкальном зале в Париже. Фото: Commons.wikimedia.org

От Парижа до Камбоджи

В 1877 году «свечи Яблочкова» покорили Париж. Сначала они осветили Лувр, затем оперный театр, а затем одну из центральных улиц. Свет новинки был столь непривычно ярким, что парижане в первое время собирались, чтобы просто полюбоваться изобретением русского мастера. Вскоре «русское электричество» уже освещало и ипподром в Париже.

Успех «свечей Яблочкова» в Лондоне заставил местных бизнесменов попытаться добиться их запрета. Дискуссия в английском парламенте растянулась на несколько лет, а «свечи Яблочкова» продолжали успешно работать.

«Свечи» покорили Германию, Бельгию, Испанию, Португалию, Швецию, в Риме ими освещали развалины Колизея. К концу 1878 года лучшие магазины Филадельфии, города, в который Яблочков так и не попал на Всемирную выставку, также осветили его «свечи».

Подобными лампами осветили свои покои даже шах Персии и король Камбоджи.

В России первая проба электрического освещения по системе Яблочкова была проведена 11 октября 1878 года. В этот день были освещены казармы Кронштадтского учебного экипажа и площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. Спустя две недели, 4 декабря 1878 года, «свечи Яблочкова» впервые осветили Большой (Каменный) театр в Петербурге.

Все изобретения Яблочков вернул России

Заслуги Яблочкова получили признание и в научном мире. 21 апреля 1876 года Яблочкова избрали в действительные члены Французского физического общества. 14 апреля 1879 года учёного наградили именной медалью императорского Русского технического общества.

В 1881 году в Париже открылась первая Международная электротехническая выставка. На ней изобретения Яблочкова получили высокую оценку и были признаны постановлением Международного жюри вне конкурса. Однако выставка же стала свидетельством того, что время «свечи Яблочкова» уходит — в Париже была представлена лампа накаливания, которая могла гореть 800–1000 часов без замены.

Яблочкова это нисколько не смутило. Он переключился на создание мощного и экономичного химического источника тока. Опыты в этом направлении были весьма опасными — эксперименты с хлором обернулись для учёного ожогом слизистой оболочки лёгких. У Яблочкова начались проблемы со здоровьем.

Ещё около десяти лет он продолжал жить и работать, курсируя между Европой и Россией. Наконец, в 1892 году он вместе с семьёй возвращается на Родину окончательно. Желая, чтобы все изобретения стали собственностью России, он практически всё своё состояние потратил на выкуп патентов.

Памятник на могиле Павла Яблочкова. Фото: Commons.wikimedia.org/ Andrei Sdobnikov

Гордость нации

Но в Петербурге об учёном успели забыть. Яблочков уехал в Саратовскую губернию, где намеревался в деревенской тиши продолжить научные исследования. Но тут Павел Николаевич быстро понял, что условий в деревне для подобных работ просто нет. Тогда он отправился в Саратов, где, живя в гостиничном номере, занялся составлением плана электрического освещения города.

Здоровье, подорванное опасными опытами, продолжало ухудшаться. Помимо проблем с дыханием, беспокоили боли в сердце, опухали и совсем отказывали ноги.

Около 6 часов утра 31 марта 1894 года Павла Николаевича Яблочкова не стало. Изобретатель ушёл из жизни в возрасте 46 лет. Его похоронили на окраине села Сапожок в ограде Михайло-Архангельской церкви в фамильном склепе.

В отличие от многих деятелей дореволюционной России, имя Павла Яблочкова почиталось и в советские времена. В честь него были названы улицы в различных городах страны, включая Москву и Ленинград. В 1947 году была учреждена премия Яблочкова за лучшую работу по электротехнике, которая присуждается 1 раз в три года. А в 1970 году в честь Павла Николаевича Яблочкова был назван кратер на обратной стороне Луны.

Яблочков против Эдисона: кто первым изобрёл элекрическую лампу и почему никакого спора на самом деле не было | Электрика для всех

Девятнадцатый век стал поистине золотым для электрики и энергетики. Всё основные открытия, начиная с электромагнетизма и заканчивая трёхфазной системой переменного тока, были сделаны именно в этот период. Что примечательно, немало из них были сделаны нашими соотечественниками. Мы уже писали про историю изобретения трёхфазной системы электричества М. О. Доливо-Добровольским, теперь пришло время рассмотреть ещё один наболевший вопрос — изобретения электрической лампы.

Предыстория

Электрические искры, которые наблюдались аж с восемнадцатого века, своей яркостью натолкнули исследователей на очевидную вещь: электричество можно использовать для освещения. Первые источники света работали по тому же принципу, что и электрические сварочные аппараты: друг к другу, на малое расстояние подводились два электрода, подключённых к источнику тока, а после появления стабильной и яркой дуги чуть-чуть разводились в стороны.

Первая дуговая лампа и её автор

Первая дуговая лампа и её автор

Жан Фуко, который известен своим огромным маятником и открытием вихревых токов, собрал в 1844 году первую рабочую дуговую лампу. Из-за того, что в воздухе угли быстро прогорали и дуга гасла, их нужно было сдвигать вручную, поэтому такая лампа стала называться дуговой лампой «с ручным управлением». Долгие годы инженеры и энтузиасты искали способ автоматически сближать угли в лампе: самым популярным стал механизм на электромагнитах.

«Свеча» Яблочкова

Светильник со свечой Яблочкова и её изобретатель

Светильник со свечой Яблочкова и её изобретатель

Но по-настоящему широкое применение угольная лампа получила благодаря русскому изобретателю Павлу Николаевичу Яблочкову. Он отдал многие годы электротехнике и, как это бывает, вынул идею своего изобретения из случайности. Проводя эксперименты по электролизу в растворе соли, он случайно соединил два угольных электрода вместе, получив яркий светящийся разряд. Так он понял, что не обязательно подводить электроды «стык в стык»: их можно приложить друг к другу, собрав что-то вроде угольной свечи из двух электродов, разделённых между собой слоем изоляции.

Одна из центральных улиц Парижа, освещённая свечами Яблочкова

Одна из центральных улиц Парижа, освещённая свечами Яблочкова

Первая рабочая модель «свечи», которая автоматически укорачивалась по мере сгорания углей, стала такой эффективной, простой, а следовательно — дешёвой, что за считанные месяцы облетела весь мир, на долгие годы став единственным коммерчески успешным источником электрического света. «Русский свет», как его называли тогда, освещал Лувр во Франции и набережную Темзы в Лондоне, Колизей в Италии и площади Рио-де-Жанейро, улицы Дели и дворцы Камбоджи.

Лампа Эдисона и нашумевший спор о первенстве

Первые лампы Эдисона с нитями накала из угля

Первые лампы Эдисона с нитями накала из угля

«Хорошо, — скажете вы. — А что насчёт лампы Эдисона? Почему весь мир называет создателем электрической лампы именно предприимчивого американца, а не талантливого русского?» Ответ очень прост: лампа Эдисона и свеча Яблочкова это два совершенно разных изобретения. Да, они оба служат для преобразования электроэнергии в свет, но у них настолько разный принцип действия, что говорить о первенстве в данном случае просто нет смысла.

Это как спорить о том, кто первым изобрёл сварку металлов: Николай Бенардос (тоже, кстати, русский), который изобрёл дуговую сварку или нобелевский лауреат Нильс Дален — автор методов регулировки подачи газа и безопасного хранения сжатых газов, которые позволили использовать ацетилен для сварки и резки металлов. Бернардос изобрёл свой сварочный аппарат на полвека раньше изобретений Далена, но никто и никогда не станет отрицать вклада последнего в благо человечества.

Томас Эдисон и его первая коммерчески успешная лампа накаливания

Томас Эдисон и его первая коммерчески успешная лампа накаливания

Лампа Эдисона, в отличие от свечи Яблочкова, использовала не горение дуги в газе, а свечение раскалённой от проходящего через неё тока нити. Такие лампы давали намного более слабый свет, чем дуговые лампы, но имели неоспоримое преимущество: их могли применять простые люди, не имеющие навыков инженера. Перегоревшую лампу достаточно было выкрутить из патрона (который также изобрёл Эдисон) и поменять на новую. Именно благодаря Эдисону, электрический свет к началу XX века стал не только роскошью и дорогой необходимостью, как для маяков, но и повседневным удобством во многих домах.

Заключение

История равнодушна к политике. Рано или поздно интересы власть имущих, которые заинтересованы, чтобы выпятить достижения одних людей и заретушировать вклад других, уходят в прошлое. Остаётся только объективный вклад изобретателей, которые жертвовали долгими годами своей жизни, своими средствами, страстью своей души, чтобы сделать нашу жизнь лучше. Кому-то, как Эдисону, удалось хорошо (и заслуженно!) заработать на своём труде, а кто-то остался в нищете и тени своего соратника. Но никто не будет спорить, что наш мир был бы хуже и без ламп накаливания Эдисона и без газоразрядных ламп, прототипом которым послужила свеча нашего соотечественника Яблочкова. За что им честь и хвала, и наше с вами почтение.

краткая история лампочки. Павел Яблочков и Александр Лодыгин. Хроника городского освещения

В наши дни сложно себе представить, что слово «электротехника» не было известно всего около 100 лет назад. В экспериментальной науке не так легко найти первооткрывателя, как в теоретической. В учебниках так и написано: теорема Пифагора, бином Ньютона, система Коперника, теория Эйнштейна, таблица Менделеева… Но фамилию того, кто изобрел электрический свет, знают далеко не все.

Кто создал стеклянную колбочку с металлическими волосками внутри — электрическую лампочку? Нелегко ответить на этот вопрос. Ведь связано с десятками ученых. В их строю — Павел Яблочков, краткая биография которого представлена в нашей статье. Этот русский изобретатель выделяется не только ростом (198 см), но и трудами. Его работы положили начало освещению с помощью электричества. Не зря в научном сообществе до сих пор пользуется авторитетом фигура такого исследователя, как Яблочков Павел Николаевич. Что изобрел он? Ответ на этот вопрос, а также многие другие интересные сведения о Павле Николаевиче вы найдете в нашей статье.

Происхождение, годы обучения

Когда Павел Яблочков (фото его представлено выше) появился на свет, в Поволжье была холера. Его родителей испугал великий мор, поэтому они не понесли ребенка в церковь для крещения. Напрасно историки пытались отыскать имя Яблочкова в церковных записях. Его родители были мелкими помещиками, и детство Павла Яблочкова прошло тихо, в большом помещичьем доме с полупустыми комнатами, мезонином и фруктовыми садами.

Когда Павлу исполнилось 11 лет, он отправился учиться в Саратовскую гимназию. Следует отметить, что за 4 года до этого Николай Чернышевский, педагог-вольнодумец, уехал из этого учебного заведения в петербургский кадетский корпус. Павел Яблочков проучился в гимназии недолго. Через некоторое время его семейство сильно обнищало. Выход из этого положения был один — военная карьера, которая стала уже настоящей фамильной традицией. И Павел Яблочков отправился в Павловский царский дворец Петербурга, который назвали Инженерным замком по имени его жильцов.

Яблочков — военный инженер

Севастопольская кампания в это время была еще в недавнем прошлом (не прошло еще и десяти лет). В ней проявилась матросская доблесть, а также высокое искусство отечественных фортификаторов. Военная инженерия в те годы была в большом почете. Генерал Э. И. Тотлебен, который прославился во время Крымской войны, лично пестовал инженерное училище, где теперь обучался Павел Яблочков.

Биография его этих лет отмечена проживанием в пансионе Цезаря Антоновича Кюи, инженер-генерала, который преподавал в этом училище. Это был талантливый специалист и еще более одаренный композитор и музыкальный критик. Его романсы и оперы живут и сегодня. Может быть, именно эти годы, проведенные в столице, были самыми счастливыми для Павла Николаевича. Его никто не подгонял, еще не было меценатов и кредиторов. Великие озарения еще не пришли к нему, однако и разочарований, которые наполнили впоследствии всю его жизнь, еще не было.

Первая неудача постигла Яблочкова, когда по окончании обучения его произвели в подпоручики, отправив на службу в пятый Саперный полк, относившийся к Киевскому крепостному гарнизону. Батальонная действительность, с которой познакомился Павел Николаевич, оказалась мало похожа на ту творческую, интересную жизнь инженера, которая грезилась ему в Петербурге. Военного из Яблочкова не получилось: уже через год он уволился «по болезни».

Первое знакомство с электричеством

После этого в жизни Павла Николаевича начался самый неустроенный период. Однако открывается он одним событием, которое оказалось очень важным в дальнейшей его судьбе. Спустя год после отставки вдруг вновь оказывается в армии Павел Николаевич Яблочков. Биография его после этого пошла совсем по другому пути…

Будущий изобретатель проходит обучение в Техническом гальваническом заведении. Здесь его знания в сфере «гальванизма и магнетизма» (слова «электротехника» в то время как мы уже говорили, еще не существовало) расширяются и углубляются. Множество знаменитых инженеров и молодых ученых в молодости, подобно нашему герою, кружили по жизни, примериваясь, присматриваясь, отыскивая что-то, пока вдруг не находили того, что искали. Тогда никакой соблазн уже не мог сбить их с пути. Точно так же 22-летний Павел Николаевич нашел свое призвание — электричество. Всю свою жизнь посвятил ему Яблочков Павел Николаевич. Изобретения, сделанные им, все связаны с электричеством.

Работа в Москве, новые знакомства

Павел Николаевич окончательно покидает армию. Он отправляется в Москву и вскоре возглавляет управление телеграфной службы железной дороги (Московско-Курской). Здесь в его распоряжении лаборатория, здесь можно уже проверить какие-то, пусть еще робкие, идеи. Павел Николаевич находит и сильное научное общество, объединяющее естествоиспытателей. В Москве же он узнает о Политехнической выставке, только что открывшейся. На ней представлены последние достижения отечественной техники. У Яблочкова появляются единомышленники, друзья, которые, как и он, увлечены электрическими искрами — крохотными рукотворными молниями! С одним из них, Глуховым Николаем Гавриловичем, Павел Николаевич решает открыть свое «дело». Речь идет об универсальной электротехнической мастерской.

Переезд в Париж, патент на свечу

Однако «дело» их лопнуло. Это произошло потому, что изобретатели Глухов и Яблочков не были дельцами. Для того чтобы избежать долговой тюрьмы, Павел Николаевич в срочном порядке выезжает за границу. Весной 1876 года, в Париже, получает патент на «электрическую свечу» Яблочков Павел Николаевич. Изобретения этого не было бы, если бы не предшествующие достижения в науке. Поэтому расскажем вкратце и о них.

История светильников до Яблочкова

Сделаем небольшое историческое отступление, посвященное светильникам, чтобы объяснить суть важнейшего изобретения Яблочкова, не залезая при этом в технические дебри. Первым светильником является лучина. Она была известна человечеству еще в доисторическое время. Затем (до Яблочкова) были изобретены сначала факел, потом далее — свеча, еще через некоторое время — керосиновая лампа и, наконец, газовый фонарь. Все эти светильники, при всем их разнообразии, объединяет один общий принцип: внутри них что-то горит при соединении с кислородом.

Изобретение электрической дуги

В.В. Петров, талантливый русский ученый, в 1802 г. описал опыт использования гальванических элементов. Этот изобретатель получил электрическую дугу, создал первый в мире электрический искусственный свет. Молнии являются естественным светом. О нем человечеству было известно давно, другое дело, что люди не понимали его природу.

Скромный Петров никуда не отсылал свою работу, написанную на русском языке. О ней не было известно в Европе, поэтому долгое время честь открытия дуги приписывалась химику Дэви, знаменитому английскому ученому-химику. Естественно, он ничего не знал о достижении Петрова. Он повторил его опыт через 12 лет и назвал дугу в честь Вольта, знаменитого физика из Италии. Интересно, что к самому А. Вольта она не имеет абсолютно никакого отношения.

Дуговые лампы и неудобства, связанные с ними

Открытие русского и английского ученого дало импульс к появлению принципиально новых дуговых В них сближались два электрода, вспыхивала дуга, после чего появлялся яркий свет. Однако неудобство заключалось в том, что угольные электроды через некоторое время сгорали, увеличивалось расстояние между ними. В конце концов, дуга гасла. Необходимо было постоянно сближать электроды. Так появились разнообразные дифференциальные, часовые, ручные и другие механизмы регулировки, которые, в свою очередь, требовали неусыпного наблюдения. Понятно, что каждый светильник такого рода был чрезвычайным явлением.

Первая лампа накаливания и ее недостатки

Французский ученый Жобар предложил применять для освещения электрический накаленный проводник, а не дугу. Шанжи, его соотечественник, попытался создать такую лампу. А. Н. Лодыгин, русский изобретатель, довел ее «до ума». Он создал первую лампочку накаливания, годную к практике. Однако коксовый стержень внутри нее был очень хрупок и нежен. Кроме того, в стеклянной колбе наблюдался недостаточный вакуум, поэтому он быстро сжигал этот стержень. Из-за этого в середине 1870 годов на лампе накалывания решили поставить крест. Изобретатели снова вернулись к дуге. И именно тогда появился Павел Яблочков.

Электрическая свеча

К сожалению, мы не знаем о том, как он изобрел свечу. Возможно, мысль о ней появилась, когда Павел Николаевич мучился с регуляторами установленной им дуговой лампы. Впервые в истории железных дорог она была установлена на паровозе (особого поезда, который следовал в Крым с царем Александром II). Возможно, зрелище дуги, внезапно вспыхнувшей в его мастерской, запало ему в душу. Существует легенда о том, что в одном из парижских кафе Яблочков случайно положил два карандаша рядом на столик. И тогда его осенило: не надо ничего сближать! Пусть электроды находятся рядом, ведь плавкая изоляция, сгорающая в дуге, будет установлена между ними. Таким образом, электроды будут гореть и укорачиваться одновременно! Как говорится, все гениальное — просто.

Как свеча Яблочкова завоевала мир

Свеча Яблочкова по своему устройству действительно была простой. И в этом было ее огромное преимущество. Дельцам, не разбирающимся в технике, был доступен ее смысл. Именно поэтому свеча Яблочкова с неслыханной скоростью завоевала мир. Первая ее демонстрация состоялась весной 1876 г. в Лондоне. Павел Николаевич, который еще совсем недавно убегал от кредиторов, возвратился в Париж уже Кампания по эксплуатации принадлежащих ему патентов возникла мгновенно.

Был основан специальный завод, который производил 8 тыс. свечей ежедневно. Они стали освещать знаменитые магазины и гостиницы Парижа, крытый ипподром и оперу, порт в Гавре. Гирлянда фонарей появилась на улице Оперы — невиданное зрелище, настоящая сказка. У всех на устах был «русский свет». Им восхищался в одном из писем П. И. Чайковский. Иван Сергеевич Тургенев также писал из Парижа своему брату о том, что Павел Яблочков изобрел что-то совершенно новое в деле освещения. Павел Николаевич не без гордости заметил позднее, что электричество распространилось по миру именно из французской столицы и добралось до дворов короля Камбоджи и а вовсе не наоборот — из Америки в Париж, как утверждают.

«Угасание» свечи

Удивительными вещами отмечена история науки! Вся электрическая светотехника мира во главе с П. Н. Яблочковым около пяти лет триумфально двигалась, в сущности, по бесперспективному, ложному пути. Очень недолго длился праздник свечи, как и материальная независимость Яблочкова. Свеча не сразу «угасла», однако она никак не могла выдержать конкуренции с лампами накаливания. Способствовали этому значительные неудобства, которые она имела. Это понижение светящейся точки в процессе горения, а также недолговечность.

Конечно, работы Свана, Лодыгина, Максима, Эдисона, Нернста и других изобретателей лампы накаливания, в свою очередь, не сразу убедили человечество в ее преимуществах. Ауэр в 1891 г. установил свой колпачок на газовой горелке. Этот колпачок увеличивал яркость последней. Еще тогда были случаи, когда власти решали заменить газом установленное электрическое освещение. Однако уже при жизни Павла Николаевича было понятно, что свеча, изобретенная им, бесперспективна. В чем же причина того, что имя создателя «русского света» до наших дней прочно вписано в историю науки и вот уже более ста лет окружено уважением и почетом?

Значение изобретения Яблочкова

Яблочков Павел Николаевич первым утвердил в умах людей электрический свет. Лампа, которая еще вчера встречалась очень редко, уже сегодня приблизилась к человеку, перестала быть неким заморским чудом, убедила людей в своем счастливом будущем. Бурная и достаточно короткая история этого изобретения способствовала решению множества насущных задач, которые стояли перед техникой того времени.

Дальнейшая биография Павла Николаевича Яблочкова

Павел Николаевич прожил короткую жизнь, которая была не очень счастливой. После того как Павел Яблочков изобрел свою свечу, он очень много работал как в нашей стране, так и за рубежом. Однако ни одно из последующих его достижений не повлияло так сильно на прогресс техники, как его свеча. Много трудов Павел Николаевич положил на создание первого в нашей стране электротехнического журнала под названием «Электричество». Он начал выходить с 1880 г. Кроме того, 21 марта 1879 года Павел Николаевич прочел доклад, посвященный электрическому освещению, в Русском техническом обществе. Он был удостоен медали Общества за свои достижения. Однако эти знаки внимания оказались недостаточны для того, чтобы Павлу Николаевичу Яблочкову были предоставлены хорошие условия работы. Изобретатель понимал что в отсталой России 1880 годов мало возможностей для осуществления его технических идей. Одной из них было производство электрических машин, которые построил Яблочков Павел Николаевич. Краткая биография его вновь отмечена переездом в Париж. Вернувшись туда в 1880 году, он продал патент на динамомашину, после чего начал подготовку к участию во Всемирной электротехнической выставке, проводившейся впервые. Ее открытие было намечено на 1881 год. В начале этого года полностью посвятил себя конструкторской работе Яблочков Павел Николаевич.

Краткая биография этого ученого продолжается тем, что изобретения Яблочкова на выставке 1881 года получили высшую награду. Они заслужили признание и вне конкурса. Его авторитет был высок, и Яблочков Павел Николаевич стал членом международного жюри, в задачи которого входило рассмотрение экспонатов и решение о присуждении наград. Следует сказать, что сама эта выставка стала триумфом лампы накаливания. С этого времени электрическая свеча постепенно начала клониться к закату.

В последующие годы Яблочков начал работать над гальваническими элементами и динамомашинами — генераторами электрического тока. Путь, которым шел Павел Николаевич в своих работах, остается революционным и в наше время. Успехи на нем могут положить начало новой эре в электротехнике. Яблочков больше не возвращался к источникам света. В последующие годы он изобрел несколько электрических машин и получил на них патенты.

Последние годы жизни изобретателя

В период с 1881 по 1893 год Яблочков проводил свои опыты в непростых материальных условиях, в непрерывном труде. Он проживал в Париже, всецело отдавшись проблемам науки. Ученый искусно экспериментировал, применял множество оригинальных идей в своей работе, идя неожиданными и весьма смелыми путями. Безусловно, он опережал состояние техники, науки и промышленности того времени. Взрыв, который произошел во время опытов в его лаборатории, едва не стоил Павлу Николаевичу жизни. Постоянное ухудшение материального положения, а также сердечная болезнь, которая все прогрессировала, — все это подтачивало силы изобретателя. После тринадцатилетнего отсутствия он решил возвратиться на родину.

Павел Николаевич выехал в Россию в июле 1893 года, однако сильно заболел сразу по приезде. Он застал в своем имении такое запущенное хозяйство, что не мог и надеяться на улучшение своего материального положения. Вместе с женой и сыном Павел Николаевич поселился в саратовской гостинице. Он продолжал свои опыты даже будучи больным и лишенным средств к существованию.

Яблочков Павел Николаевич, открытия которого прочно вписаны в историю науки, скончался от болезни сердца в возрасте 47 лет (в 1894 году), в городе Саратове. Его идеями и работами гордится наша родина.

Выдающийся русский изобретатель-электротехник Павел Николаевич Яблочков родился в 1847 году в самом центре России — в Сердобском уезде Саратовской губернии. В 19 лет юный Павел, блестяще окончивший Николаевское инженерное училище в Петербурге, стал офицером в сапёрных войсках русской армии. Именно на армейской службе в Кронштадте Павел Яблочков впервые познакомился и на всю жизнь увлёкся тайнами электротехники — во второй половине XIX столетия именно освоение электричества было самым передовым рубежом науки.

Отслужив положенный срок и уволившись в запас, инженер Яблочков не оставил электрическое дело. Как грамотный технический специалист, он стал начальником телеграфа на Московско-Курской железной дороге. С 1874 года Яблочков состоял в обществе естествознания при Московском политехническом музее, где продемонстрировал своё первое изобретение — оригинальный электромагнит с плоской обмоткой.

В следующем 1875 году Павел Николаевич отправился в США на всемирную выставку в Филадельфии, и позже в Лондон на выставку точных и физических приборов. Увлечённый электротехникой, он стремился лично увидеть все наиболее передовые достижения науки того времени.

Вскоре Яблочков приезжает в Париж, где, как уже опытный техник, легко устраивается на работу в мастерскую физических приборов швейцарского инженера Бреге — на тот момент это был один из самых передовых научно-технических центров в Европе. Здесь, к началу весны 1876 года Яблочков завершил разработку своей конструкции электрической лампы и 23 марта получил на неё первый в мире патент за № 112024, содержащий краткое описание и чертежи электрической «свечи». Этот день стал исторической датой, поворотным пунктом в истории развития электротехники, и звёздным часом русского изобретателя.

Электрическая «Свеча Яблочкова» тут же получила признание научного мира. В сравнении с прежними вариантами электрических «угольных ламп» (в частности, русского изобретателя Александра Лодыгина), она оказалась меньше, проще, без лишних усложнений конструкции в виде пружин, и в итоге — дешевле и удобнее в эксплуатации.

Если все прежние, имевшиеся тогда в мире конструкции лам накаливания были именно экспериментальными образцами, служившими для опытов или развлечения, то «свеча Яблочкова» стала первой практической электролампочкой, которую можно было широко использовать в быту и на практике. Русская «свеча» состояла из двух угольных стержней, разделенных изоляционным материалом-прокладкой из каолина, специального огнеупорного сорта глины. Стержни и изоляционный материал «сгорали» с одинаковой скоростью, свет получался ярким, способным осветить как помещения, так и ночные улицы.

Гениальное для того времени русское изобретение сразу же нашло практическое применение — сначала в Париже, где инженер-электрик дорабатывал своё изобретение до промышленного назначения. В феврале 1877 года «Свеча Яблочкова» впервые осветила самые фешенебельные магазины столицы Франции, затем свечи с гравировкой «русский свет» появились в виде гирлянд из матовых белых шаров на площади перед театром Оперы, что вызвало бурный восторг европейской публики. Как писали газеты того времени: «Яблочков поистине подарил людям XIX века чудо… Свет приходит к нам с Севера – из России».

17 июня 1877 года «свечи Яблочкова» впервые широко применили в промышленности – ими осветили Вест-Индские доки в Лондоне. Вскоре лампы русского изобретателя освещали почти весь центр столицы Британии — набережную Темзы, мост Ватерлоо и другие архитектурные сооружения. Почти одновременно «русский свет» завоевывал и другие европейские города, а в декабре 1878 года свечи Яблочкова осветили магазины Филадельфии, площади Рио-де-Жанейро и Мексики. Появились они в Индии, Бирме, и даже в королевских дворцах Камбоджи.

В Россию электрический свет Яблочкова пришел 11 октября 1878 года, осветив Кронштадтские казармы, затем восемь шаров на металлических постаментах осветили здание Большого театра в Петербурге. «Ничто не распространялось так быстро, как свечи Яблочкова», — писали газеты тех лет.

Хотя вскоре в мире появились куда более совершенные конструкции электрических ламп накаливания, но именно русская «Свеча Яблочкова» дала старт электрификации нашего мира. Как признавали современники — Яблочков «вывел электрическое освещение из лаборатории физика на улицу». Изобретатель был удостоен награды Русского императорского технического общества за решение на практике вопроса об электрическом освещении.

Вскоре после триумфа своей «свечи» Павел Николаевич Яблочков возвратился в Россию и занялся созданием мощного и экономичного химического источника тока. Изобретатель продолжал трудиться до последнего дня, он умер в 1894 году в Саратове, работая над схемой освещения родного города. В наше время на воссозданном мемориале ученого «горит» свеча и выбиты его пророческие слова, сказанные 137 лет назад: «Электрический ток будет подаваться в дома как газ или вода».

Свеча Яблочкова — один из вариантов электрической угольной дуговой лампы, изобретённый в 1876 году Павлом Николаевичем Яблочковым .

История создания и применения

Первые опыты с электрическим освещением Павел Николаевич Яблочков начал проводить ещё в своей московской мастерской в 1872 и 1873 годах. Учёный работал тогда с регуляторами разных систем, а затем с вышедшей в то время угольной лампой А. Н. Лодыгина. Яблочков брал тонкие угольки и помещал их между двумя проводниками. Для того чтобы уголь не сгорал, Яблочков обматывал его волокнами горного льна. Идея была в том, чтобы уголь, накаливаясь не сгорал, а накаливал только окружающий его горный лён. Хотя эти опыты были неудачными, они подсказали Яблочкову идею применения в электрическом освещении глины и других подобных материалов.

В 1875 году во время одного из многочисленных опытов по электролизу растворов поваренной соли параллельно расположенные угли, погружённые в электролитическую ванну, случайно, коснулись друг друга. Тотчас между ними вспыхнула электрическая дуга, на короткий миг осветившая ярким светом стены лаборатории. Это натолкнуло Павла Николаевича на мысль о создании более совершенного устройства дуговой лампы без регулятора межэлектродного расстояния — будущей «свечи Яблочкова». В октябре того же года Яблочков уехал за границу. Оказавшись в Париже он устроился на работу в мастерские физических приборов профессора Антуана Бреге. Однако его не покидала мысль о создании дуговой лампы без регулятора.

К началу весны 1876 года Яблочков завершил разработку конструкции электрической свечи и 23 марта того же года получил на неё французский патент за № 112024, содержащий краткое описание свечи в её первоначальных формах и изображение этих форм. Свеча Яблочкова оказалась проще, удобнее и дешевле в эксплуатации, чем угольная лампа Лодыгина, она не имела ни механизмов, ни пружин.

15 апреля 1876 года Яблочков принял участие в выставке физических приборов, которая открылась в Южном Кенсингстоне (Лондон). Там учёный выступал как в качестве представителя фирмы Бреге, так и самостоятельно — экспонировал свою свечу. Лондон стал местом первого публичного показа нового источника света. На невысоких металлических постаментах, установленных на большом расстоянии друг от друга, Яблочков поставил четыре своих свечи, обёрнутых в асбест. К светильникам был подведён ток от динамо-машины, находившейся в соседнем помещении. Поворотом рукоятки ток был включён в сеть, и тотчас обширное помещение залил очень яркий, чуть голубоватый электрический свет. Многочисленная публика пришла в восторг.

Парижский ипподром, освещённый свечами Яблочкова

Лондонская улица, освещённая свечами Яблочкова

Общая схема электрического освещения Яблочкова: фонарь на 4 свечи с коммутатором, питаемый от динамо-машины Грамма

Успех свечи Яблочкова превзошёл ожидания. Вся мировая печать, в особенности техническая, была полна сведениями о новом источнике света. Газеты выходили с заголовками: «Вы должны видеть свечу Яблочкова» ; «Изобретение русского отставного военного инженера Яблочкова — новая эра в технике» ; «Свет приходит к нам с Севера — из России» ; «Северный свет, русский свет, — чудо нашего времени» ; «Россия — родина электричества» и т. д.

В конце лета 1876 года Яблочков вернулся из Лондона в Париж, где его познакомили с инженером и предпринимателем Луи Денейрузом. Для практической реализации своих изобретений и организации производства электрических свечей во Франции, по совету Антуана Бреге, Яблочков заключил с Денейрузом договор, на основании которого тот создал компанию «Syndicat d’etude d’eclairage electrique procedes Jablochkoff». Эта компания помимо производства свечей, вела также работы по установке первичных двигателей и динамомашин для осветительных установок со свечами Яблочкова и полное их оборудование. В первые годы своего существования экспортный оборот компании составил более 5 млн франков. Сам Павел Николаевич, уступив право на использование своих изобретений владельцам компании, как руководитель её технического отдела, продолжал трудиться над дальнейшим усовершенствованием системы освещения, довольствуясь более чем скромной долей от огромных прибылей компании.

Первая установка освещения свечами Яблочкова была устроена в феврале 1877 года в «Salle Marengo» магазина Лувр и состояла из 6 свечей, питаемых двумя машинами «Alliance». Во время действия их наблюдалось мерцание, объясняемое неоднородностью углей и колебаниями числа оборотов двигателя, и дребезжание колпаков («пение» свечи). В фонарях приходилось часто менять свечи после их выгорания, а для того, что бы помещение не оставалось при этом в темноте, оказалось нужным устроить особое приспособление для смены ламп.

Для расширения производства электрических свечей необходимо было решить несколько проблем, главной из которых была проблема обеспечения осветительных установок генераторами переменного тока. Первым шагом в этом направлении было построение мастерскими бельгийского изобретателя Зиновия Теофиля Грамма особого коммутатора, который присоединялся к машине постоянного тока; однако это было лишь частичным разрешением задачи. В 1877 году Грамм выпустил первые машины переменного тока для питания свечей Яблочкова. При помощи этих машин удобно было питать четыре обособленных цепи, в каждую из которых можно было включать несколько свечей. Машины были рассчитаны на электрические свечи в 100 карселей , то есть силой света 961 кандела.

Вслед за магазином Лувр свечи Яблочкова были установлены на площади перед зданием Парижской оперы, в мае 1877 года они впервые осветили одну из магистралей столицы — Avenue de l’Opera. Жители французской столицы в начале сумерек толпами стекались полюбоваться гирляндами белых матовых шаров, установленных на высоких металлических столбах. И когда все фонари разом вспыхивали ярким и приятным светом, публика приходила в восторг. Не меньшее восхищение вызывало освещение парижского крытого ипподрома. Его беговая дорожка освещалась 20 дуговыми лампами с отражателями, а места для зрителей — 120 электрическими свечами Яблочкова, расположенными в два ряда.

17 июня 1877 года свечи Яблочкова установили на Вест-Индских доках в Лондоне, несколько позже свечи Яблочкова осветили часть набережной Темзы, мост Ватерлоо, отель «Метрополь», Гатфильдский замок, Вестгейтские морские пляжи. Почти одновременно с Англией свечи Яблочкова вспыхнули в помещении торговой конторы Юлия Михаэлиса в Берлине. Новое электрическое освещение с исключительной быстротой завоевало Бельгию и Испанию, Португалию и Швецию. В Италии им осветили Колизей, Национальную улицу и площадь Колона в Риме, в Вене — парк Фольскгартен, в Греции — Фалернскую бухту. На Американском континенте «русский свет» впервые вспыхнул в 1878 году в Калифорнийском театре (California Theatre; ныне не существует) в Сан-Франциско. 26 декабря того же года свечи Яблочкова осветили магазины Винемара в Филадельфии; затем улицы и площади Рио-де-Жанейро и городов Мексики. Появились они в Дели, Калькутте, Мадрасе и ряде других городов Британской Индии. Даже персидский шах и король Камбоджи осветили «русским светом» свои дворцы.

В России первая проба электрического освещения по системе Яблочкова была проведена 11 октября 1878 года. В этот день были освещены казармы Кронштадтского учебного экипажа и площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. Спустя две недели, 4 декабря 1878 года, свечи Яблочкова — 8 шаров, впервые осветили Большой театр в Санкт-Петербурге. Газета «Новое время» в номере от 6 декабря писала:

Ни одно из изобретений в области электротехники не получало столь быстрого и широкого распространения, как свечи Яблочкова. Это был подлинный триумф русского инженера.

Компании по коммерческой эксплуатации свечи Яблочкова были основаны во многих странах мира. Свечи Яблочкова появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве, так, к примеру, предприятие Бреге ежедневно выпускало свыше 8 тысяч свечей. Каждая свеча стоила около 20 копеек.

Успех освещения по системе Яблочкова вызвал панику среди акционеров английских газовых компаний. Они пустили в ход все средства, вплоть до явных обманов, клеветы и подкупов, чтобы дискредитировать новый способ освещения. По их настоянию английский парламент учредил в 1879 году даже специальную комиссию с целью рассмотрения вопроса о допустимости широкого использования электрического освещения в Британской империи. После длительных дебатов и выслушивания свидетельских показаний члены комиссии так и не пришли к единому мнению по этому вопросу.

В 1877 году русский морской офицер А. Н. Хотинский принимал в Америке крейсеры, строящиеся по заказу России. Он посетил лабораторию Т. Эдисона и передал ему лампу накаливания А. Н. Лодыгина и «свечу Яблочкова» со схемой дробления света. Эдисон внёс некоторые усовершенствования и в ноябре 1879 года получил на них патент как на свои изобретения. Яблочков выступил в печати с жёсткой критикой, заявив, что Томас Эдисон украл у русских не только их мысли и идеи, но и их изобретения. Профессор В. Н. Чиколев писал тогда, что способ Эдисона был не нов и обновления его ничтожны.

Прошедшая в 1881 году в Париже Международная электротехническая выставка, показала, что свеча Яблочкова и его система освещения начали терять своё значение. Хотя изобретения Яблочкова получили высокую оценку и были признаны постановлением Международного жюри вне конкурса, сама выставка явилась триумфом лампы накаливания, которую Т. Эдисон довёл до практического совершенства ещё к 1879 году. Она могла гореть 800-1000 часов без замены, её можно было много раз зажигать, гасить и снова зажигать. К тому же она была и экономичнее свечи. Всё это оказало сильное влияние на дальнейшую работу Павла Николаевича. Начиная с 1882 года он целиком переключился на создание мощного и экономичного химического источника тока.

Свеча Яблочкова в России

Свеча Яблочкова (из фондов Саратовского областного музея краеведения)

В 1878 году Яблочков решил вернуться в Россию, чтобы заняться проблемой распространения электрического освещения. На родине он был восторженно встречен как изобретатель-новатор. Вскоре после приезда изобретателя в Санкт-Петербург была учреждена акционерная компания «Товарищество электрического освещения и изготовления электрических машин и аппаратов П. Н. Яблочков-изобретатель и К°», в числе акционеров которой были промышленники, финансисты, военные — поклонники электрического освещения свечами Яблочкова. Содействие изобретателю оказывали генерал-адмирал Константин Николаевич, композитор Н. Г. Рубинштейн и другие известные лица. Компания открыла свой электротехнический завод на Обводном канале.

Первая проба электрического освещения по системе Яблочкова была проведена в России 11 октября 1878 года. В этот день были освещены казармы Кронштадтского учебного экипажа и площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. Спустя две недели, 4 декабря 1878 года, свечи Яблочкова — 8 шаров, впервые осветили Большой театр в Санкт-Петербурге. Газета «Новое время» в номере от 6 декабря писала:

Весной 1879 года товарищество «Яблочков-изобретатель и К°» соорудило ряд установок электрического освещения. Большинство работ по установке электрических свечей, разработке технических планов и проектов проводилось под руководством Павла Николаевича. Свечи Яблочкова, изготовляемые парижским, а затем петербургским заводом общества, зажглись в Москве и Подмосковье, Ораниенбауме, Киеве, Нижнем Новгороде, Гельсингфорсе (Хельсинки), Одессе, Харькове, Николаеве, Брянске, Архангельске, Полтаве, Красноводске, Саратове и других городах России.

С наибольшим интересом изобретение П. Н. Яблочкова было встречено в учреждениях военно-морского флота. К середине 1880 года в России было установлено около 500 фонарей со свечами Яблочкова. Из них больше половины было установлено на военных судах и на заводах военного и военно-морского ведомств. Например, на Кронштадтском пароходном заводе было установлено 112 фонарей, на царской яхте «Ливадия» — 48 фонарей, на других судах флота — 60 фонарей, при этом установки для освещения улиц, площадей, вокзалов и садов имели каждая не более 10-15 фонарей.

Однако электрическое освещение в России такого широкого распространения, как за границей, не получило. Причин для этого было много: русско-турецкая война, отвлекавшая много средств и внимания, техническая отсталость России, инертность, а подчас и предвзятость городских властей. Не удалось создать и сильную компанию с привлечением крупного капитала, недостаток средств ощущался всё время. Немаловажную роль сыграла и неопытность в финансово-коммерческих делах самого главы предприятия. Павел Николаевич часто отлучался по делам в Париж, а в правлении, как писал В. Н. Чиколев в «Воспоминаниях старого электрика», «…недобросовестные администраторы нового товарищества стали швырять деньги десятками и сотнями тысяч, благо они давались легко!» .

Конструктивные особенности

Подсвечники для свечи Яблочкова с пружинным зажимом

Лампа для свечи Яблочкова (Париж)

Устройство свечи Яблочкова

Первая модель свечи Яблочкова, которая демонстрировалась на выставке в Лондоне, состояла из двух параллельно расположенных углей; для того, чтобы дуга горела только на конце углей, один их углей окружался лёгкоплавкой фарфоровой трубкой или трубкой из белого стекла, как это делалось для имитации свечей в газовом освещении. При обгорании углей эта трубка постепенно расплавлялась. В связи с тем, что угли при питании их постоянным током сгорали неодинаково, положительный уголь делался толще отрицательного. Более толстый положительный электрод электрических свечей давал довольно заметную тень. Дальнейшие исследования показали, что равномерное сгорание углей одинакового сечения возможно только при использовании переменного тока для питания свечи.

Свеча устанавливалась в специальный подсвечник, состоявший из двух медных деталей, изолированных одна от другой и смонтированных на подставке из шифера или какого-либо другого материала. Медные детали представляли собой пружинный зажим, в который вставлялись оба угля для создания хорошего контакта. К этому зажиму подходили два провода от источника тока.

Само название свечи было дано этому источнику света вследствие того, что внешне свечу напоминала фарфоровая оболочка угля и пламя находилось не между электродами, а на конце белого стержня, как это было, например, у стеариновой свечи.

К февралю 1877 года Яблочков несколько усовершенствовал свечу. Он отказался от трубки из фарфора. Свеча теперь состояла из двух угольных блоков 120 мм длиной и 4 мм в диаметре, разделённых изоляционным материалом — каолином. Расстояние между углями составляло 3 мм. На верхнем крае углей устанавливался замыкатель («коломбина») в виде обугленной пластинки, прикреплённой посредством бумажной полоски . При подключении свечи к источнику переменного тока , предохранительная перемычка на конце сгорала, поджигая дугу. Свеча горела ¾ часа; по истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую свечу. Сила света свечей составляла 20-25 карселей, то есть 192-240 кандела. Эти свечи использовались для освещения магазина Лувр.

На основе опыта по освещению магазина Лувр Яблочкову удалось внести в конструкцию свечи существенные изменения: каолин был заменён гипсом, благодаря чему возрос световой поток; длина угольных блоков доведена до 275 мм, из которых 225 мм было полезной; благодаря улучшению материала, из которого делались свечи, срок их службы был удвоен и доведён до полутора часов. Нижние края углей позднее стали металлизировать (то есть покрывать красной медью), для того, чтобы получить более хороший контакт при вставлении свечи в пружинный держатель. Эта конструкция свечи была рассчитана на массовое распространение.

Свечи закрывались глазурированными шарами из стекла. Диаметр шара обычно был равен 400 мм, вверху его делалось отверстие. Фонари были высотой до 700 мм, в их цоколе имелись дверцы для вентиляции.

Для увеличения времени освещения была разработана конструкция фонаря на 4 свечи, в котором помещалось крестообразно четыре держателя на общей подставке. Через определённый промежуток времени ламповщики обходили фонари и переводили ток особыми коммутаторами со сгоревшей свечи на новую. Впоследствии были придуманы так называемые автоматические подсвечники. Один из них представлял собой конструкцию из нескольких свечей, в каждую из которых упирался металлический стержень. Этот стержень поддерживал рычажок, на котором находился контакт. Когда свеча догорала до определённого уровня, упор уничтожался, контакт падал и ток переходил на другую свечу. Другое устройство было сделано иначе: в середину подсвечника помещался стержень, от которого натягивалась тонкая шёлковая нить; когда свеча догорала, нить загоралась, поддерживаемый ей рычажок падал и переносил ток на другую свечу. Кроме того, для перевода тока под подсвечником устраивался ртутный коммутатор; он состоял из коробки с несколькими отверстиям, в которую была налита ртуть. На оси помещался металлический круг и несколько стержней; в отделение с ртутью входил только один стержень. При таком устройстве, когда свеча горела, рычажок был притянут, а стержень находился в ртути; как только свеча догорала или случайно потухала, рычажок падал, стержень выходил из отделения с ртутью, а новый входил в другое отделение и ток передавался на следующую свечу.

Прочие усовершенствования

Павел Яблочков постоянно вносил усовершенствования в конструкцию лампы. Помимо основного французского патента № 112024 он получил к нему ещё шесть привилегий.

Первая дополнительная привилегия, датированная 16 сентября 1876 года, закрепила за Яблочковым приоритет в замене каолина другими силикатообразными веществами с присадками солей металлов для окраски пламени. Характер изоляционного материала, который помещался в свече между электродами имел большое значение. Остановившись сначала на каолине, Павел Николаевич продолжал изыскивать другие подходящие материалы. Кроме того Яблочков начал использовать эту изоляционную прослойку, для того чтобы окрашивать пламя дуги в разные цвета. Одновременно Яблочков запатентовал изготовление свечей нескольких калибров по силе света. В результате длительной работы ему удалось добиться однородности качества углей и выпускать их в довольно большом ассортименте силой света от 8 до 600 карселей, то есть от 77 до 5766 кандел.

Во второй своей дополнительной привилегии от 2 октября 1876 года Яблочков предусмотрел применение в качестве изолирующей прослойки таких смесей, которые под влиянием нагрева могут превращаться в некоторое небольшое количество полужидкой текучей массы и образовывать дугу в том месте между электродами, где эта капля будет касаться электродов; дуга при этом может перемещаться при движении полужидкой капли. Такие вещества способны увеличивать длину дуги при том же напряжении тока, что было использовано Яблочковым для изготовления свечей на разные силы света.

Третье дополнение к основному французскому патенту № 112024, взятое 23 октября 1876 года, предусматривало, что изоляционная масса делается не из твёрдых кусков, а из порошка, причём угли окружаются оболочкой, наружная часть которой делается из асбестового картона. Угли вокруг оболочки окружены порошком, оболочки углей друг от друга также отделяются порошком.

По четвёртому дополнению от 21 ноября 1876 года угли заменяются трубками, содержащими ту же массу, которая применяется для изоляции. В шестом, последнем, дополнении к патенту № 112024 от 11 марта 1879 года Яблочков снова вернулся к массе, которая должна обеспечивать новое зажигание после потухания свечи. Для осуществления этого масса должна быть достаточно проводящей для возобновления зажигания. Это было достигнуто прибавлением к массе до 10 % цинкового порошка; саму же массу Павел Николаевич сделал из смеси гипса с сернокислым барием.

Патенты

Помимо французского патента № 112024, патенты на электрическую свечу П. Н. Яблочков получил и в других странах:

  • в Англии — на «усовершенствование электрического света», выданный 9 марта 1877 года за № 3552 в качестве предварительной спецификации, и на «усовершенствование в электрических лампах и в устройствах для разделения и распределения электрического света, к ним относящихся», выданный 20 июля 1877 года за № 494.
  • в Германии — на электрическую лампу, выданный 14 августа 1877 года за № 663.
  • в России — на «электрическую лампу и способ распределения в оной электрического тока», выданный 6 (12) апреля 1878 года.
  • в США — на электрическую лампу, выданный 15 ноября 1881 года.

Недостатки свечи Яблочкова

Недостатки, присущие свечам Яблочкова, можно классифицировать следующим образом:

  1. Короткий срок службы свечи; здесь Яблочков достиг возможного технического предела — полтора часа. Увеличивать длину углей было далее невозможно, так как это приводило бы к большему увеличению диаметра колпаков.
  2. Потухание одной лампы связано с потуханием всех последовательно включенных свечей.
  3. Потухшую свечу вновь зажечь было невозможно. Практического разрешения этого вопроса не было найдено.
  4. Для переключения перегоревших ламп требовалось участие обслуживающего персонала. Этот недостаток также практически не был устранён.

Примечания

Литература

  • Капцов Н. А. Павел Николаевич Яблочков, 1847-1894: Его жизнь и деятельность. — М.: Гостехиздат, 1957. — 96 с. — (Люди русской науки).
  • Капцов Н. А. Яблочков — слава и гордость русской электротехники (1847-1894). — М: Военное изд-во Министерства вооружённых сил СССР, 1948.
  • П. Н. Яблочков. К 50-летию со дня смерти (1894-1944) / Под ред. проф. Л. Д. Белькинда. — М., Л.: Государственное энергетическое изд-во, 1944. — С. 23-31
  • Павел Николаевич Яблочков. Труды. Документы. Материалы / отв. ред. чл.-корр. АН СССР М. А. Шателен, сост. проф. Л. Д. Белькинд. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1954. — С. 67

Русский инженер, один из пионеров мировой электротехники и светотехники Павел Николаевич Яблочков (14 сентября 1847, село Жадовка, Сердобского уезда Саратовской губернии — 19 (31) марта 1894, Саратов) закончил Техническое гальваническое заведение в Петербурге, впоследствии преобразованное в Офицерскую электротехническую школу, выпускавшую военных инженеров-электриков. Техническое гальваническое заведение было первым в Европе военным учебным заведением, ставившим своей задачей развитие и усовершенствование методов практического применения электричества в инженерном деле. Одним из организаторов и руководителей этого учебного заведения являлся крупнейший русский ученый и изобретатель, пионер электротехники Б.С. Якоби. П.Н. Окончив Гальваническое заведение, Яблочков был назначен начальником гальванической команды в 5-й саперный батальон. Однако едва только истек трехлетний срок службы, он уволился в запас, расставшись с армией навсегда. Яблочкову предложили место начальника службы телеграфа на только что вступившей в эксплуатацию Московско-Курская железная дороге. Уже в начале своей службы на железной дороге П.Н. Яблочков сделал свое первое изобретение: создал “чернопишущий телеграфный аппарат”. Подробности этого изобретения до нас не дошли.

Свою изобретательскую деятельность П.Н. Яблочков начал с попытки усовершенствовать наиболее распространенный в то время регулятор Фуко. Весной 1874 года ему представилась возможность практически применить электрическую дугу для освещения.

От Москвы в Крым должен был следовать правительственный поезд. Администрация Московско-Курской дороги в целях безопасности движения задумала осветить этому поезду железнодорожный путь ночью и обратилась к Яблочкову как инженеру, интересующемуся электрическим освещением. Впервые в истории железнодорожного транспорта на паровозе установили прожектор с лучшей по тому времени дуговой лампой с регулятором Фуко. Дуговую лампу нужно было непрерывно регулировать. Электрическая дуга, дающая яркий свет, возникает лишь тогда, когда концы горизонтально расположенных угольных электродов находятся друг от друга на строго определённом расстоянии.

Чуть оно уменьшается или увеличивается, разряд пропадает. Между тем во время разряда угли выгорают, так что зазор между ними всё время растёт. И чтобы применить угли в электрической дуговой лампе, требовалось использовать специальный механизм-регулятор, который бы постоянно, с определённой скоростью подвигал выгорающие стержни навстречу друг другу. Тогда дуга не погаснет. Регулятор был очень сложный, действовал с помощью трех пружин и требовал к себе непрерывного внимания. Хотя опыт удался, но он еще раз убедил Павла Николаевича, что широкого применения такой способ электрического освещения получить никак не может. Стало ясно: нужно упрощать регулятор.

Дуговой разряд в виде так называемой электрической (или вольтовой) дуги был впервые обнаружен в 1802 году русским учёным профессором физики Военно-медико-хирургической академии в Петербурге, а впоследствии академиком Петербургской Академии наук Василием Владимировичем Петровым. Петров следующими словами описывает в одной из изданных им книг свои первые наблюдения над электрической дугой: «Если на стеклянную плитку или на скамеечку со стеклянными ножками будут положены два или три древесных угля… и если металлическими изолированными направлятелями…сообщенными с обоими полюсами огромной батареи, приближать оные один к другому на расстояние от одной до трёх линий, то является между ними весьма яркий белого цвета свет или пламя, от которого оные угли скорее или медлительнее загораются и от которого тёмный покой довольно ясно освещен быть может… ».

В 1810 году то же открытие сделал английский физик Деви. Оба они получили вольтову дугу, пользуясь большой батареей элементов, между концами стерженьков из древесного угля. Первую дуговую лампу с ручным регулированием длины дуги сконструировал в 1844 году французский физик Древесный уголь он заменил палочками из твердого кокса. В 1848 году он впервые применил дуговую лампу для освещения одной из парижских площадей.

Справедливости ради надо сказать, что попытки использования дуговых ламп предпринимались в России и до Яблочкова. Свои дуговые лампы с регуляторами разработали русские изобретатели Шпаковский и Чиколев. Электрические лампы Шпаковского в 1856 уже горели в Москве на Красной площади во время коронации Александра II. Чиколев же использовал мощный свет электрической дуги для работы мощных морских прожекторов. Придуманные этими изобретателями автоматические регуляторы имели отличия, но сходились в одном — были ненадёжны. Лампы горели совсем недолго, а стоили дорого.

Совместно с опытным электротехником Н.Г. Глуховым Яблочков начал заниматься в мастерской усовершенствованием аккумуляторов и динамо-машины, проводил опыты по освещению большой площади огромным прожектором. В мастерской Яблочкову удалось создать электромагнит оригинальной конструкции. Он применил обмотку из медной ленты, поставив ее на ребро по отношению к сердечнику. Это было его первое изобретение.

Наряду с опытами по усовершенствованию электромагнитов и дуговых ламп Яблочков и Глухов большое значение придавали электролизу растворов поваренной соли. Во время одного из многочисленных опытов по электролизу поваренной соли параллельно расположённые угли, погруженные в электролитическую ванну, случайно, коснулись друг друга. Тотчас между ними вспыхнула ослепительно яркая электрическая дуга. Именно в эти минуты зародилась у него мысль о постройке дуговой лампы… без регулятора.

В октябре 1875 года Яблочков отправляется за границу и везет с собой изобретенную им динамо-машину. Осенью 1875 года Павел Николаевич в силу сложившихся обстоятельств оказался в Париже в мастерских физических приборов Бреге. В докладе, прочитанном 17 ноября 1876 года на заседании Французского физического общества, Яблочков сообщал: “Я придумал новую лампу, или электрическую свечу, в высшей степени простой конструкции. Вместо того чтобы помещать угли друг против друга, я их размещаю рядом и разделяю посредством изолирующего вещества. Оба верхних конца углей свободны”. Свеча Яблочкова состояла из двух стержней, изготовленных из плотного роторного угля, расположенных параллельно и разделенных гипсовой пластинкой.

Последняя служила и для скрепления углей между собой и для их изоляции, позволяя вольтовой дуге образовываться лишь между верхними концами углей. По мере того как угли сверху обгорали, гипсовая пластинка плавилась и испарялась, так что кончики углей всегда на несколько миллиметров выступали над пластинкой.

Простота устройства свечи, удобство обращения с нею были просто поразительны, особенно по сравнению со сложными регуляторами. Это и обеспечило свече громкий успех и быстрое распространение. 23 марта Павел Николаевич взял на нее французский патент за № 112024, содержащий краткое описание свечи в ее первоначальных формах и изображение этих форм. Этот день стал исторической датой, поворотным пунктам в истории развития электро- и светотехники, звездным часом Яблочкова. «Русский свет» (так называли изобретение Яблочкова) засиял на улицах, площадях, в помещениях многих городов Европы, Америки и даже Азии. «Из Парижа, — писал Яблочков,- электрическое освещение распространилось по всему миру, дойдя до дворца шаха Персидского и до дворца короля Камбоджи»).

15 апреля 1876 года в Лондоне открывалась выставка физических приборов. На ней показывала свою продукцию и французская фирма Бреге. Своим представителем на выставку Бреге направил Яблочкова, который участвовал на выставке и самостоятельно, экспонировав на ней свою свечу. В один из весенних дней изумленный Лондон ахнул, когда изобретатель провел публичную демонстрацию своего детища. На невысоких металлических столбах (постаментах) Яблочков поставил четыре своих свечи, обернутых в асбест и установленных на большом расстоянии друг от друга.

К светильникам подвел по проводам ток от динамо-машины, находившейся в соседнем помещении. Поворотом рукоятки ток был включен в сеть, и тотчас обширное помещение залил очень яркий, чуть голубоватый электрический свет. Многочисленная публика пришла в восторг.

Так Лондон стал местом первого публичного показа нового источника света и первого триумфа русского инженера.

В годы пребывания во Франции Павел Николаевич работал не только над изобретением и усовершенствованием электрической свечи, но и над решением других практических задач. Только за первые полтора года — с марта 1876 по октябрь 1877 — он подарил человечеству ряд других выдающихся изобретений и открытий. П.Н. Яблочков сконструировал первый генератор переменного тока, первым применил переменных ток для промышленных целей, создал трансформатор переменного тока (30 ноября 1876 года, дата получения патента, считается датой рождения первого трансформатора) и впервые использовал статистические конденсаторы в цепи переменного тока. Открытия и изобретения русского инженера, обессмертившие его имя, позволили Яблочкову первому в мире создать систему дробления света, основанную на применении переменного тока, трансформаторов и конденсаторов.

В России первая проба электрического освещения по системе Яблочкова была проведена 11 октября 1878 года, то есть незадолго до приезда изобретателя на Родину. В этот день были освещена казармы Кронштадтского учебного экипажа, площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. Опыты прошли успешно. Спустя две недели, 4 декабря 1878 года, свечи Яблочкова (8 шаров) впервые осветили в Петербурге Большой театр. Когда «внезапно зажгли электрический свет, — писало «Новое время» в номере от 6 декабря, — по зале мгновенно разлился белый яркий, но не режущий глаз, а мягкий свет, при котором цвета и краски женских лиц и туалетов сохраняли свою естественность, как при дневном свете. Эффект был поразительный».

Вскоре после приезда изобретателя в Петербург была учреждена акционерная компания «Товарищество электрического освещения и изготовления электрических машин и аппаратов П.Н. Яблочков-изобретатель и Ко». Свечи Яблочкова, изготовляемые парижским, а затем петербургским заводом общества, зажглись в Петербурге, Москве и Подмосковье, в Киеве, Нижнем Новгороде, Гельсингфорсе (Таллин), Одессе, Харькове, Николаеве, Брянске, Архангельске, Полтаве, Красноводске и других городах России.

И все же электрическое освещение в России такого широкого распространения, как за границей, не получило. Причин для этого было много: русско-турецкая война, отвлекавшая много средств и внимания, техническая отсталость России, инертность, а подчас и предвзятость городских властей. Не удалось создать и сильную компанию с привлечением крупного капитала, недостаток средств ощущался все время. Немаловажную роль (в который раз) сыграла и неопытность в финансово-коммерческих делах самого главы предприятия. Павел Николаевич часто отлучался по делам в Париж, а в правлении, как писал В.Н. Чиколев в «Воспоминаниях старого электрика», «недобросовестные администраторы нового товарищества стали швырять деньги десятками и сотнями тысяч, благо они давались легко!» Изобретатель был сильно разочарован. Умей он, как Эдисон, пускать свои изобретения в промышленный оборот с расчетом использовать средства для продолжения экспериментов, мир, вероятно, получил бы от П.Н. Яблочкова немало и других полезных изобретений.

1 августа 1881 года в Париже открылась Международная электротехническая выставка, которая показала, что свеча Яблочкова, его система освещения, сыгравшие великую роль в электротехнике, начали терять свое значение. У свечи появился сильный конкурент в лице лампы накаливания, которая могла гореть 800-1000 часов без замены. Ее можно было много раз зажигать, гасить и снова зажигать. К тому же она была и экономичнее свечи.

Яблочков переключился целиком на создание мощного и экономичного химического источника тока. Проводя эксперименты с хлором, Павел Николаевич сжег себе слизистую оболочку легких и с тех пор стал задыхаться. В ряде схем химических источников тока Яблочков впервые предложил для разделения катодного и анодного пространства деревянные сепараторы. Впоследствии такие сепараторы нашли широкое применение в конструкциях свинцовых аккумуляторов.

Возвращение «свечи Яблочкова»

Никто из производителей автомобилей сейчас уже не применяет в качестве головного освещения вакуумные лампы накаливания. Прослужив человечеству несколько десятилетий, они заняли почетное место в технических музеях и лишь изредка встречаются в магазинах запчастей.

На смену пришли галогенные лампы накаливания. Применение галогенов позволило значительно увеличить срок службы нити накаливания и, вследствие этого, изготавливать лампы большей мощности. До сих пор в подавляющем большинстве выпускаемых автомобилей для головного света применяются галогенные лампы накаливания.

Но прогресс не стоит на месте, история делает новый виток и вот уже Вольтова дуга укрощена и, заключенная в стеклянную колбу, свеча Яблочкова вновь привлечена к работе.

Разумеется, электроды, их положение, материалы уже очень далеки от своих предшественников начала XX века, но принцип остался тем же — электрическая дуга в качестве источника света. Принципиально новая газоразрядная лампа представляет собой колбу малого объема из кварцевого стекла с двумя электродами, заполненную хлоридами некоторых металлов и ксеноном (отсюда и название — ксеноновый свет).

«Русский свет» П.Н. Яблочкова

Среди тех, кто своими исследованиями и изобретениями впервые проложил путь к широкому применению электричества для освещения, был русский инженер, один из пионеров мировой электротехники и светотехники Павел Николаевич Яблочков. Он прославил свое имя и родину изобретением электрической свечи, названной за границей “русским светом”

П.Н. Яблочков родился 14 (26) сентября 1847 года в Саратовской губернии, в семье обедневшего мелкопоместного дворянина. С детства увлекался конструированием: придумал прибор для землемерных работ, которым потом крестьяне окрестных сел пользовались при земельных переделах; устройство для отсчета пути, пройденного телегой – прообраз современных одометров. 


Образование получил сначала в Саратовской мужской гимназии, затем в Николаевском инженерном училище в Санкт-Петербурге. В январе 1869 года П.Н. Яблочков был командирован в Техническое гальваническое заведение в Кронштадте, в то время это была единственная в России школа, которая готовила военных специалистов в области электротехники. Закончив учебу, он был назначен начальником гальванической команды 5-го сапёрного батальона, а через три года службы уволился в запас. 

После П.Н. Яблочков работал на Московско-Курской железной дороге начальником службы телеграфа, здесь он создал «чернопишущий телеграфный аппарат». 

П.Н. Яблочков являлся членом кружка электриков-изобретателей и любителей электротехники при Московском политехническом музее. Здесь он узнал об опытах А. Н. Лодыгина по освещению улиц и помещений электрическими лампами. После чего решил заняться усовершенствованием существовавших тогда дуговых ламп. Свою изобретательскую деятельность он начал с попытки усовершенствовать наиболее распространённый в то время регулятор Фуко. Регулятор был очень сложный, действовал с помощью трёх пружин и требовал к себе непрерывного внимания.

Весной 1874 года Павлу Николаевичу представилась возможность практически применить электрическую дугу для освещения. Из Москвы в Крым должен был следовать правительственный поезд. Администрация Московско-Курской дороги в целях безопасности движения задумала осветить этому поезду железнодорожный путь ночью и обратилась к Яблочкову как инженеру, интересующемуся электрическим освещением. Впервые в истории железнодорожного транспорта на паровозе установили прожектор с дуговой лампой — регулятором Фуко. Яблочков, стоя на передней площадке паровоза, менял угли, подкручивал регулятор; а когда меняли паровоз — перетаскивал свой прожектор и провода с одного локомотива на другой и укреплял их. Это продолжалось весь путь, и хотя опыт удался, он ещё раз убедил Яблочкова, что широкого применения такой способ электрического освещения получить никак не может и нужно упрощать регулятор.

Уйдя в 1874 году со службы на телеграфе, Яблочков открыл в Москве мастерскую физических приборов. По воспоминаниям одного из современников:

«Это был центр смелых и остроумных электротехнических мероприятий, блестевших новизной и опередивших на 20 лет течение времени».
Совместно с электротехником Н. Г. Глуховым Яблочков проводил опыты по усовершенствованию электромагнитов и дуговых ламп. Большое значение он придавал электролизу растворов поваренной соли. Сам по себе незначительный факт сыграл большую роль в дальнейшей изобретательской судьбе П. Н. Яблочкова. В 1875 году во время одного из многочисленных опытов по электролизу параллельно расположенные угли, погружённые в электролитическую ванну, случайно, коснулись друг друга. Между ними вспыхнула электрическая дуга, на короткий миг осветившая ярким светом стены лаборатории. Именно в эти минуты у П.Н. Яблочкова возникла идея более совершенного устройства дуговой лампы (без регулятора межэлектродного расстояния) — будущей «свечи Яблочкова».

Осенью 1875 года П. Н. Яблочков уезжает в Париж, где к началу весны 1876 года завершил разработку конструкции электрической свечи. 23 марта он получил на неё французский патент за № 112024. Этот день стал исторической датой, поворотным пунктом в истории развития электро- и светотехники.

Свеча Яблочкова оказалась проще, удобнее и дешевле в эксплуатации, чем угольная лампа А. Н. Лодыгина, не имела ни механизмов, ни пружин. Она представляла собой два стержня, разделённых изоляционной прокладкой из каолина. Каждый из стержней зажимался в отдельной клемме подсвечника. На верхних концах зажигался дуговой разряд, и пламя дуги ярко светило, постепенно сжигая угли и испаряя изоляционный материал. Яблочкову пришлось очень много поработать над выбором подходящего изолирующего вещества и над методами получения подходящих углей. Позднее он пытался менять окраску электрического света, прибавляя в испаряющуюся перегородку между углями различные металлические соли.

15 апреля 1876 года в Лондоне открылась выставка физических приборов, на которой П.Н. Яблочков экспонировал свою свечу и провел ее публичную демонстрацию. На невысоких металлических постаментах Яблочков поставил четыре свечи, обёрнутых в асбест и установленных на большом расстоянии друг от друга. К светильникам подвёл по проводам ток от динамо-машины, находившейся в соседнем помещении. Поворотом рукоятки ток был включен в сеть, и тотчас обширное помещение залил очень яркий, чуть голубоватый электрический свет. Многочисленная публика пришла в восторг. Так Лондон стал местом первого публичного показа нового источника света.

Успех свечи Яблочкова превзошёл все ожидания. Мировая печать пестрела заголовками: 

«Вы должны видеть свечу Яблочкова»
«Изобретение русского отставного военного инженера Яблочкова — новая эра в технике» 
«Свет приходит к нам с Севера — из России»
«Северный свет, русский свет, — чудо нашего времени» 
«Россия — родина электричества»
Компании по коммерческой эксплуатации «свечи Яблочкова» были основаны во многих странах мира. Сам Павел Николаевич, уступив право на использование своих изобретений владельцам французской «Генеральной компании электричества с патентами Яблочкова», как руководитель её технического отдела, продолжал трудиться над дальнейшим усовершенствованием системы освещения, довольствуясь более чем скромной долей от огромных прибылей компании.

Свечи Яблочкова появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве, каждая свеча стоила около 20 копеек и горела 1½ часа; по истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую свечу. Впоследствии были придуманы фонари с автоматической заменой свечей.

В феврале 1877 года электрическим светом были освещены фешенебельные магазины Лувра. Не меньшее восхищение вызывало освещение огромного парижского крытого ипподрома. Его беговая дорожка освещалась 20 дуговыми лампами с отражателями, а места для зрителей — 120 электрическими свечами Яблочкова, расположенными в два ряда.

Новое электрическое освещение с исключительной быстротой завоёвывает Англию, Францию, Германию, Бельгию и Испанию, Португалию и Швецию. В Италии им осветили развалины Колизея, Национальную улицу и площадь Колона в Риме, в Вене — Фольскгартен, в Греции — Фалернскую бухту, а также площади и улицы, морские порты и магазины, театры и дворцы в других странах.

Сияние «русского света» перешагнуло границы Европы. Свечи Яблочкова появились в Мексике, Индии и Бирме. Даже персидский шах и король Камбоджи осветили «русским светом» свои дворцы.

В России первая проба электрического освещения по системе Яблочкова была проведена 11 октября 1878 года. В этот день были освещены казармы Кронштадтского учебного экипажа и площадь у дома, занимаемого командиром Кронштадтского морского порта. 4 декабря 1878 года свечи Яблочкова, 8 шаров, впервые осветили Большой театр в Петербурге. Как писала газета «Новое время» в номере от 6 декабря:

«Внезапно зажгли электрический свет, по зале мгновенно разлился белый яркий, но не режущий глаз, а мягкий свет, при котором цвета и краски женских лиц и туалетов сохраняли свою естественность, как при дневном свете. Эффект был поразительный»
Ни одно из изобретений в области электротехники не получало столь быстрого и широкого распространения, как свечи Яблочкова.

В годы пребывания во Франции П.Н. Яблочков работал не только над изобретением и усовершенствованием электрической свечи, но и над решением других практических задач.
 
Только за первые полтора года — с марта 1876 по октябрь 1877 — он подарил человечеству ряд других выдающихся изобретений и открытий: сконструировал первый генератор переменного тока, который, в отличие от постоянного тока, обеспечивал равномерное выгорание угольных стержней в отсутствие регулятора; первым применил переменный ток для промышленных целей, создал трансформатор переменного тока (30 ноября 1876 года, дата получения патента, считается датой рождения первого трансформатора), электромагнит с плоской обмоткой и впервые использовал статические конденсаторы в цепи переменного тока. Открытия и изобретения позволили Яблочкову первому в мире создать систему «дробления» электрического света, то есть питания большого числа свечей от одного генератора тока, основанную на применении переменного тока, трансформаторов и конденсаторов.

В 1877 году русский морской офицер А. Н. Хотинский принимал в Америке крейсеры, строящиеся по заказу России. Он посетил лабораторию Эдисона и передал ему лампу накаливания А. Н. Лодыгина и «свечу Яблочкова» со схемой дробления света. Эдисон внёс некоторые усовершенствования и в ноябре 1879 года получил на них патент как на свои изобретения. Яблочков выступил в печати против американцев, заявив, что Томас Эдисон украл у русских не только их мысли и идеи, но и их изобретения. Профессор В. Н. Чиколев писал тогда, что способ Эдисона не нов и обновления его ничтожны.

В 1878 году Яблочков решил вернуться в Россию, чтобы заняться проблемой распространения электрического освещения. Вскоре после приезда изобретателя в Петербург была учреждена акционерная компания «Товарищество электрического освещения и изготовления электрических машин и аппаратов П. Н. Яблочков-изобретатель и Ко». Свечи Яблочкова зажглись во многих городах России. К середине 1880 года было установлено около 500 фонарей со свечами Яблочкова. Однако электрическое освещение в России такого широкого распространения, как за границей, не получило. Причин для этого было много: русско-турецкая война, отвлекавшая много средств и внимания, техническая отсталость России, инертность городских властей. Не удалось создать и сильную компанию с привлечением крупного капитала, недостаток средств ощущался всё время. Немаловажную роль сыграла неопытность в финансово-коммерческих делах самого П.Н. Яблочкова.

К тому же, к 1879 году Т. Эдисон в Америке довел до практического совершенства лампу накаливания, которая полностью вытеснила дуговые лампы. Выставка, которая открылась 1 августа 1881 года в Париже показала, что свеча Яблочкова и его система освещения начали терять своё значение. Хотя изобретения Яблочкова получили высокую оценку и были признаны постановлением Международного жюри вне конкурса, сама выставка явилась триумфом лампы накаливания, которая могла гореть 800—1000 часов без замены. Её можно было много раз зажигать, гасить и снова зажигать. К тому же она была и экономичнее свечи. Всё это оказало сильное влияние на дальнейшую работу Павла Николаевича и с этого времени он целиком переключился на создание мощного и экономичного химического источника тока. В ряде схем химических источников тока Яблочков впервые предложил для разделения катодного и анодного пространства деревянные сепараторы. Впоследствии такие сепараторы нашли широкое применение в конструкциях свинцовых аккумуляторов.

Работы с химическими источниками тока оказались не только малоизученными, но и опасными для жизни. Проводя эксперименты с хлором, Павел Николаевич сжёг себе слизистую оболочку лёгких. В 1884 году во время опытов произошел взрыв натровой батареи, П.Н. Яблочков чуть не погиб, и перенёс после этого два инсульта.
 
Последний год жизни он провел с семьей в Саратове, где 19 (31) марта 1894 года скончался. 23 марта его прах был похоронен на окраине села Сапожок (ныне Ртищевский район), в ограде Михайло-Архангельской церкви в фамильном склепе.

В конце 1930-х годов Михайло-Архангельскую церковь разрушили, при этом пострадал и фамильный склеп Яблочковых. Затерялась и сама могила изобретателя свечи. Но накануне 100-летия учёного президент АН СССР С. И. Вавилов принял решение уточнить место захоронения Павла Николаевича. По его инициативе была создана комиссия. Её члены объехали более 20 сёл Ртищевского и Сердобского районов, в архивах Саратовского областного загса им удалось отыскать метрическую книгу приходской церкви села Сапожок. По решению АН СССР на могиле П. Н. Яблочкова был воздвигнут памятник, открытие которого состоялось 26 октября 1952 года. На памятнике выбиты слова П.Н. Яблочкова:

«Электрический ток будет подаваться в дома как газ или вода».

Дата публикации:
Теги: энергетика

краткая история лампочки. Павел Яблочков и Александр Лодыгин. Изобретение электрической дуги

Главная→Хранение →Яблочков электрическая свеча. Свет в окошке: краткая история лампочки. Павел Яблочков и Александр Лодыгин. Изобретение электрической дуги

Павел Яблочков родился в 1847 годув родовом имении в Сердобском уезде Саратовской губернии. Семья была не очень богатой, но смогла дать своим детям хорошее воспитание и образование.

Сведений о детских и отроческих годах в биографии Яблочкова сохранилось немного, но известно, что он отличался пытливым умом, хорошими способностями, любил строить и конструировать.

После домашнего образования Павел в 1862 году поступил в Саратовскую гимназию, где считался способным учеником. Долго его учеба в гимназии не продлилась, так как он уехал в Петербург. Здесь он поступил в подготовительный пансион, которым руководил военный инженер и композитор Цезарь Антонович Кюи. Подготовительный пансион помог Павлу Николаевичу поступить в Военно-инженерное училище в 1863 году.

К сожалению, военная школа не полностью удовлетворила будущего инженера, с его разнообразными техническими интересами. В 1866 году, получив звание подпоручика, он был направлен в 5-й саперный батальон инженерной команды Киевской крепости. Новая должность и работа не давали никаких возможностей для развития творческих сил, и в конце 1867 года Яблочков ушел в отставку.

Большой интерес у инженера Яблочкова вызывало применение электричества на практике. Но в России в то время особых возможностей пополнить знания в этом направлении не было. Единственным местом в России, где изучали электротехнику, были Офицерские гальванические классы. За год Павел Яблочков, опять же в офицерской форме, освоил курс школы. Здесь он обучился военно-минному делу, подрывной технике, устройству и применению гальванических элементов, военной телеграфии.

Яблочков прекрасно понимал перспективы развития электричества в военном деле и в обычной жизни. К сожалению, консерватизм военной среды сковывал его возможности и интересы. По окончании обязательной годовой службы он вновь увольняется, и начинается его гражданская работа в качестве электротехника.

Наиболее активно электричество применялось на телеграфе, и Петр Николаевич сразу устроился начальником телеграфной службы Московско-Курской железной дороги. Именно здесь ему пришлось столкнуться с разными вопросами практической электротехники, которые его очень волновали.

Интерес к электротехнике проявился и у других инженеров. Московский политехнический музей стал местом, где собирались энтузиасты этого дела. В музее Павел Николаевич смог заняться практическими опытами. Здесь он встретился с выдающимся русским электротехником В. Н. Чиколевым, от которого узнал об опытах А. Н. Лодыгина по конструированию ламп накаливания. Это направление работы настолько захватило Павла Николаевича, что он забросил свою работу на железной дороге.

Яблочков создал в Москве мастерскую физических приборов. Первым его изобретением был электромагнит оригинальной конструкции. Однако материального благополучия мастерская дать не могла. Дела шли плохо.

Павел Николаевич выручил заказ на устройство электрического освещения железнодорожного полотна с паровоза — для безопасности следования царской семьи в Крым. Работа была завершена успешно и, по сути, стала первым в мире проектом по электрическому освещению на железных дорогах.

Тем не менее отсутствие средств вынудило Яблочкова приостановить работы по применению дуговых ламп, и он решил поехать в Америку на Филадельфийскую выставку, где собирался представить публике свой электромагнит. Средств хватило добраться только до Парижа. Здесь изобретатель встретился с известным механиком-конструктором академиком Бреге. Яблочков начал работать в его мастерской, которая занималась конструированием телеграфных аппаратов и электрических машин. Параллельно он продолжал опыты, связанные с проектом по дуговой лампе.

Его дуговая лампа, вышедшая в свет под названием «электрическая свеча», или «свеча Яблочкова», полностью изменила подходы в технике электрического освещения. Появилась возможность широкого применения электрического тока, в частности для практических нужд.

23 марта 1876 года изобретение инженера было официально зарегистрировано во Франции и в дальнейшем в других странах. Свеча Яблочкова была проста в изготовлении и представляла собой дуговую лампу без регулятора. В том же году на выставке физических приборов в Лондоне свеча Яблочкова стала «гвоздем программы». Весь мир считал, что это изобретение русского ученого открывает новую эру в развитии электротехники.

В 1877 году Яблочков приехал в Россию и предложил российскому военному министерству принять в эксплуатацию его изобретение. Никакого интереса со стороны военных чиновников он не встретил и был вынужден продать изобретение французам.

Время показало, что электрическое освещение победило газовое. В то же время Яблочков продолжил работать над усовершенствованием электрического освещения. Появлялись новые проекты, в частности лампочка «каолиновая», свечение которой проходило от огнеупорных тел.

В 1878 году Яблочков вновь вернулся на родину. На этот раз интерес к его работам проявили разные круги общества. Были найдены и источники финансирования. Павлу Николаевичу пришлось заново создавать мастерские, заниматься коммерческой деятельностью. Первая установка осветила Литейный мост, и в короткое время подобные установки появились в Петербурге повсюду.

Много трудов положил он и на создание первого российского электротехнического журнала «Электричество». Русское техническое общество наградило его своей медалью. Тем не менее внешних знаков внимания было недостаточно. Денег на опыты и проекты по-прежнему не хватало, Яблочков вновь уехал в Париж. Там он закончил и продал свой проект динамо-машины и стал готовиться к первой всемирной электротехнической выставке в Париже в 1881 году. На этой выставке изобретения Яблочкова получили высшую награду, их признали вне конкурса.

В последующие годы Павел Николаевич получил ряд патентов на электрические машины: магнито-электрическую, магнито-динамо-электрическую, на электродвигатель и другие. В его работах в области гальванических элементов и аккумуляторов отразилась вся глубина и прогрессивность замыслов инженера.

Все, что сделал Яблочков, — это революционный путь для современной техники.

В 1893 году он в очередной раз вернулся в Россию. По приезде сильно заболел. Приехав на родину, в Саратов, он поселился в гостинице, так как имение его пришло в упадок. Материальных улучшений не предвиделось. 31 марта 1894 года Павел Николаевич скончался.

«ЭЛЕКТРИЧЕСКАЯ СВЕЧА » ЯБЛОЧКОВА

Как-то я задал своим друзьям простой на первый взгляд вопрос: кто изобрёл электрическую лампочку? И ответы получил самые разные. Кто-то назвал американца Эдисона, кто-то — нашего соотечественника Александра Лодыгина, а кому-то припомнилось имя другого русского изобретателя — Павла Яблочкова. Так кто же прав?

Да все правы. Ведь история лампочки представляет собой целую цепь открытий, сделанных разными людьми в разное время. И Эдисон тут внёс весомую лепту, и Лодыгин, и Яблочков, который справедливо считается одним из её первооткрывателей.

А кроме того, обязательно надо вспомнить выдающегося русского физика Василия Петрова, ещё в 1802 году наблюдавшего явление электрической дуги — яркого разряда, что возникает между сведёнными на определённое расстояние угольными стержнями-электродами. Следовало бы помнить и имена В. Чиколева и А. Шпаковского, также внесших свой вклад в это выдающееся изобретение…

Однако мы остановимся подробнее на Павле Николаевиче Яблочкове . Ведь именно с ним связана одна из самых любопытных и поучительных «изобретательских» историй.

Официант, мигом возникший у столика в маленьком парижском кафе, принял немудрёный заказ и исчез на кухне. Посетитель же в ожидании рассеянно достал из кармана блокнот, положил его на стол, взялся за карандаш. Одна из страниц была испещрена замысловатыми рисунками. Непосвящённый ничего бы в них не понял — множество каких-то палочек, попарно соединявшихся тонкими дугами. Да ещё наброски чертежей неких механизмов с маленькими, как в часах, шестерёнками. А соседствующие с рисунками пояснения тем более остались бы загадочными для парижанина, потому что сделаны были на чужом языке. Посетитель кафе склонился над записями, забыв, где он, и глубоко задумался.

Происходило это в 1876 году, когда герою нашего рассказа Павлу Яблочкову едва минуло двадцать девять лет. Позади учёба в Петербургском военном училище, где он и увлёкся физикой, и в особенности столь мало ещё изученной её областью — электричеством. Он успел уже послужить в должности начальника телеграфа только-только построенной Московско-Курской железной дороги. Но это занятие отнимало много времени, и Яблочков его оставил, дабы посвятить себя тому, что считал главным в жизни — разработке надёжной конструкции электрической дуговой лампы.

Судьба занесла его в Париж, поскольку к его опытам на родине, в России, никто не проявлял особого интереса. Здесь же одна из французских фирм предоставила изобретателю мастерскую. И вот уже который месяц Яблочков бился над решением, которое казалось где-то совсем рядом, да всё ускользало.

Опыты Василия Петрова показывали: электрическая дуга, дающая яркий свет, возникает лишь тогда, когда концы горизонтально расположенных угольных электродов находятся друг от друга на строго определённом расстоянии. Чуть оно уменьшается или увеличивается, разряд пропадает. Между тем во время разряда угли выгорают, так что зазор между ними всё время растёт. И чтобы применить угли в электрической дуговой лампе, требовалось придумать специальный механизм-регулятор, который бы постоянно, с определённой скоростью подвигал выгорающие стержни навстречу друг другу. Тогда дуга не погаснет.

Справедливости ради надо сказать, что такие попытки предпринимались и до Яблочкова. Свои дуговые лампы с регуляторами разработали русские изобретатели Шпаковский и Чиколев. Электрические лампы Шпаковского в 1856 уже горели в Москве на Красной площади во время коронации Александра II. Чиколев же использовал мощный свет электрической дуги для работы мощных морских прожекторов. Придуманные этими изобретателями автоматические регуляторы имели отличия, но сходились в одном — были ненадёжны. Лампы горели совсем недолго, а стоили дорого.

Ясно, что требовался иной механизм — простой и безотказный. Над ним-то и бился Павел Яблочков который месяц, о нём только и думал — и у себя в мастерской, и бродя по парижским улочкам, и вот даже здесь, в кафе.

Часовой механизм, что использовался в лампочке Шпаковского, не мог предусмотреть всех «капризов» неравномерно выгорающего угля. Нужно что-то другое. Но что?

Пришёл официант с подносом, Яблочков убрал со стола блокнот. И, продолжая думать о своём, машинально смотрел, как тот ставит блюдо, как кладёт ложку, вилку, нож…

И вдруг… Яблочков резко поднялся из-за стола и пошёл к выходу, не слыша окликов опешившего официанта. Он торопился к себе в мастерскую. Вот оно наконец, решение! Простейшее и абсолютно надёжное! Нашёл! Оно пришло к нему, едва он глянул на лежащие рядом, параллельно друг другу, столовые приборы.

Да, именно так надо расположить в лампе угольные электроды — не горизонтально, как во всех прежних конструкциях, а параллельно! Тогда оба будут выгорать совершенно одинаково, и расстояние между ними всегда будет постоянным. И никакие хитроумные регуляторы тут не нужны!

Уже в следующем году «электрическая свеча» Яблочкова ярко осветила парижский универсальный магазин «Лувр». Конструкция её была совершенно не похожа на все предыдущие: два угольных стержня были разделены изолирующим слоем каолина. Укреплены они были на простой подставке, напоминающей подсвечник. Сгорали электроды равномерно, и лампа давала яркий свет, причём достаточно продолжительное время. Такую «электрическую свечу» и изготовить было просто, и стоила она дёшево. Неудивительно, что она начала победное шествие по белу свету. Уже через год лампочки русского изобретателя зажглись на набережных Темзы в Лондоне, потом в Берлине. Вскоре Яблочков вернулся в Россию, и его «свеча» озарила Петербург…

Конечно, тот официант, которого однажды удивил странный посетитель, и не подозревал, что стал как бы соавтором изобретения. Но кто знает, не положи он тогда перед Яблочковым столь аккуратно нож и ложку, может, и не осенила бы изобретателя молниеносная догадка. Правда, «подсказка» официанта нашла, как говорится, благодатную почву. Ведь Яблочков искал своё решение даже здесь, за столиком кафе, дожидаясь заказа. Не будь такого, ничего, кроме грамотной сервировки стола, взгляд посетителя не отметил бы.

Со временем «свеча Яблочкова» была вытеснена более экономичными и удобными лампами накаливания, в которых яркий свет даёт раскалённая электричеством тонкая нить. Это новшество связано с именем Александра Николаевича Лодыгина . Именно он догадался выкачивать воздух из стеклянной колбочки, ему принадлежит идея заменить тонкую нить из угля на металлическую — из молибдена или вольфрама. Эдисон же придумал патрон для лампочки и изобрёл совершенный насос, который позволял откачивать воздух из колбы почти до вакуума.

А «свеча Яблочкова» стала теперь музейным экспонатом с интересной историей его создания. Она как бы напоминает нам, что великие открытия посещают только подготовленные умы.

23 марта 1876 года русский инженер Павел Яблочков получил патент на свое изобретение, которое он сам назвал «электрическая свеча». По своей сути новый осветительный прибор представлял из себя первую в мире электрическую лампочку. Человечество вступило в эру электрического света.

Так называемую «электрическую свечу» русский инженер Павел Яблочков открыл еще в 1875 году. Революционное осветительное устройство представляло из себя две угольные пластинки, разделенные фарфоровой вставкой. Эти пластинки служили проводником электричества, накалявшего дугу. Изобретение было сделано еще в России, в московской лаборатории, которую изобретатель создал на собственные средства. Но как это часто случалось в истории нашего отечества, на родине гениальное изобретение не нашло ни поддержки, ни применения.

Вскоре Яблочков оказался в Париже, где и завершил разработку конструкции электрической свечи. «Электрическая свеча» стала первым электрическим источником света. 23 марта 1876 года русский электротехник получил французский патент № 112 024 на ее изобретение, содержащий краткое описание свечи в её первоначальных формах и изображение этих форм.

Свое детище Яблочков представил на выставке физических приборов, проходившей 15 апреля 1876 года в Лондоне. На невысоких металлических постаментах Яблочков поставил четыре свои свечи, обёрнутые в асбест и расположенные на большом расстоянии друг от друга. К светильникам подвёл по проводам ток от динамо-машины, находившейся в соседнем помещении. Поворотом рукоятки ток был включен в сеть, и тотчас обширное помещение залил очень яркий, чуть голубоватый электрический свет.

Успех свечи Яблочкова оказался совершенно ошеломительным. Мировая печать пестрела заголовками: «Изобретение русского отставного военного инженера Яблочкова — новая эра в технике»; «Северный свет, русский свет — чудо нашего времени»; «Россия — родина электричества» и т. д.

Во многих странах мира были основаны компании по коммерческой эксплуатации «свечи Яблочкова». Они появились в продаже и начали расходиться в громадном количестве. Каждая свеча стоила около 20 копеек и горела 1,5 часа. По истечении этого времени приходилось вставлять в фонарь новую. Впоследствии были придуманы фонари с автоматической заменой свечей.

В феврале 1877 года электрическим светом были освещены фешенебельные магазины Лувра в Париже. Двадцать две дуговые угольные лампы переменного тока — «свечи Яблочкова» — заменили двести газовых рожков. Это была настоящая сенсация. Затем свечи Яблочкова вспыхнули и на площади перед зданием оперного театра. А в мае 1877 года они впервые осветили одну из красивейших магистралей французской столицы — Avenue de l’Opera.

Примеру Парижа последовал Лондон. 17 июня 1877 года свечи Яблочкова осветили Вест-Индские доки в Лондоне, несколько позже — часть набережной Темзы, мост Ватерлоо, отель «Метрополь», Гатфильдский замок, Вестгейтские морские пляжи.

Почти одновременно с Англией свечи Яблочкова вспыхнули в помещении торговой конторы Юлия Михаэлиса в Берлине. Новое электрическое освещение с исключительной быстротой завоёвывает Бельгию и Испанию, Португалию и Швецию. В Италии им осветили развалины Колизея, Национальную улицу и площадь Колона в Риме, в Вене — Фольскгартен, в Греции — Фалернскую бухту, а также площади и улицы, морские порты и магазины, театры и дворцы в других странах.

Вскоре «русский свет» озарил городские улицы, магазины и театры по всему миру. Это изобретение положило начало практическому использованию электрического заряда для целей освещения.

И Яблочков, и Лодыгин были «временными» эмигрантами. Они не собирались покидать родину навсегда и, достигнув успеха в Европе и Америке, вернулись обратно. Просто Россия во все времена «стопорила», как сегодня модно говорить, инновационные разработки, и порой проще было поехать во Францию или США и там «продвинуть» свое изобретение, а потом триумфально вернуться домой известным и востребованным специалистом. Это можно назвать технической эмиграцией — не из-за нищеты или нелюбви к родным разбитым дорогам, а именно с целью оттолкнуться от заграницы, чтобы заинтересовать собой и родину, и мир.

Судьбы этих двух талантливых людей очень похожи. Оба родились осенью 1847 года, служили в армии на инженерных должностях и почти одновременно уволились в близких чинах (Яблочков — поручика, Лодыгин — подпоручика). Оба в середине 1870-х сделали важнейшие изобретения в области освещения, развивали их в основном за границей, во Франции и США. Правда, позже их судьбы разошлись.

Итак, свечи и лампы.

НИТИ НАКАЛИВАНИЯ

Первым делом стоит заметить, что Александр Николаевич Лодыгин не изобрел лампу накаливания. Как не сделал этого и Томас Эдисон, которому Лодыгин в итоге продал ряд своих патентов. Формально пионером использования для освещения раскаленной спирали стоит считать шотландского изобретателя Джеймса Боумана Линдси. В 1835 году в городе Данди он провел публичную демонстрацию освещения пространства вокруг себя с помощью раскаленной проволоки. Он показывал, что такой свет позволяет читать книги без применения привычных свечей. Однако Линдси был человеком множества увлечений и светом больше не занимался — это был лишь один из череды его «фокусов».

А первую лампу со стеклянной колбой в 1838 году запатентовал бельгийский фотограф Марселлен Жобар. Именно он ввел ряд современных принципов лампы накаливания — откачал из колбы воздух, создав там вакуум, применил угольную нить и так далее. После Жобара было еще много электротехников, внесших свой вклад в развитие лампы накаливания, — Уоррен де ла Рю, Фредерик Маллинс (де Молейнс), Жан Эжен Робер-Уден, Джон Веллингтон Старр и другие. Робер-Уден, к слову, вообще был иллюзионистом, а не ученым — лампу он спроектировал и запатентовал в качестве одного из элементов своих технических трюков. Так что к появлению на «ламповой арене» Лодыгина все уже было готово.

Родился Александр Николаевич в Тамбовской губернии в семье знатной, но небогатой, поступил, как многие дворянские отпрыски того времени, в кадетский корпус (сперва в подготовительные классы в Тамбове, затем — в основное подразделение в Воронеже), служил в 71-м Белевском полку, учился в Московском юнкерском пехотном училище (ныне — Алексеевское), а в 1870-м ушел в отставку, потому что душа его к армии не лежала.

В училище он готовился по инженерной специальности, и это сыграло не последнюю роль в его увлечении электротехникой. После 1870-го Лодыгин плотно занялся работой над совершенствованием лампы накаливания, а заодно вольнослушателем посещал Петербургский университет. В 1872 году он подал заявку на изобретение под названием «Способ и аппараты электрического освещения» и двумя годами позже получил привилегию. Впоследствии он запатентовал свое изобретение в других странах.

Что же изобрел Лодыгин?

Лампочку накаливания с угольным стержнем. Вы скажете — так ведь еще Жобар использовал подобную систему! Да, безусловно. Но Лодыгин, во-первых, разработал намного более совершенную конфигурацию, а во-вторых, догадался, что вакуум — не идеальная среда и увеличить КПД и срок службы можно, наполнив колбу инертными газами, как делается в подобных лампах сегодня. Именно в этом был прорыв мирового значения.

Он основал компанию «Русское товарищество электрического освещения Лодыгин и К°», был успешен, работал над множеством изобретений, в том числе, кстати, над водолазным оборудованием, но в 1884-м был вынужден покинуть Россию по политическим причинам. Да, из-за них уезжали во все времена. Дело было в том, что смерть Александра II от бомбы Гриневицкого привела к массовым облавам и репрессиям в среде сочувствующих революционерам. В основном это была творческая и техническая интеллигенция — то есть общество, в котором вращался Лодыгин. Уехал он не от обвинений в каких-либо противоправных действиях, а скорее от греха подальше.

До того он уже работал в Париже, а теперь перебрался в столицу Франции жить. Правда, созданная им за рубежом компания довольно быстро разорилась (бизнесменом Лодыгин был очень сомнительным), и в 1888 году он переехал в США, где устроился на работу в Westinghouse Electric («Вестингауз электрик»). Джордж Вестингауз привлекал к своим разработкам ведущих инженеров со всего мира, порой перекупая их у конкурентов.

В американских патентах Лодыгин закрепил за собой первенство в разработке ламп с нитями накаливания из молибдена, платины, иридия, вольфрама, осмия и палладия (не считая многочисленных изобретений в других сферах, в частности патента на новую систему электрических печей сопротивления). Вольфрамовые нити используются в лампочках и сегодня — по сути, Лодыгин в конце 1890-х придал лампе накаливания окончательный вид. Триумф ламп Лодыгина пришелся на 1893 год, когда компания Вестингауза выиграла тендер на электрификацию Всемирной выставки в Чикаго. По иронии судьбы позже, перед отъездом на родину, патенты, полученные в США, Лодыгин продал вовсе не Вестингаузу, а General Electric Томаса Эдисона.

В 1895 году он снова переехал в Париж и там женился на Алме Шмидт, дочери немецкого эмигранта, с которой познакомился в Питтсбурге. А еще спустя 12 лет Лодыгин с женой и двумя дочерьми вернулся в Россию — всемирно известным изобретателем и электротехником. У него не было проблем ни с работой (он преподавал в Электротехническом институте, ныне СПбГЭТУ «ЛЭТИ»), ни с продвижением своих идей. Он занимался общественно-политической деятельностью, работал над электрификацией железных дорог, а в 1917-м с приходом новой власти снова уехал в США, где его приняли весьма радушно.

Пожалуй, Лодыгин — это настоящий человек мира. Живя и работая в России, Франции и США, он везде добивался своего, везде получал патенты и внедрял свои разработки в жизнь. Когда в 1923 году он умер в Бруклине, об этом написали даже газеты РСФСР.

Именно Лодыгина можно назвать изобретателем современной лампочки в большей мере, нежели любого из его исторических конкурентов. Но вот основоположником уличного освещения был вовсе не он, а другой великий русский электротехник — Павел Яблочков, не веривший в перспективы ламп накаливания. Он шел своим путем.

СВЕЧА БЕЗ ОГНЯ

Как отмечалось выше, жизненные пути у двух изобретателей были сперва схожи. По сути, можно просто скопировать часть биографии Лодыгина в этот подраздел, заменив имена и названия учебных заведений. Павел Николаевич Яблочков тоже родился в семье мелкопоместного дворянина, учился в Саратовской мужской гимназии, затем — в Николаевском инженерном училище, откуда вышел в чине инженера-подпоручика и отправился служить в 5-й саперный батальон Киевской крепости. Служил он, правда, недолго и менее чем через год вышел в отставку по здоровью. Другое дело, что на гражданском поприще толковой работы не нашлось, и еще через два года, в 1869-м, Яблочков вернулся в армейские ряды и для повышения квалификации был откомандирован в Техническое гальваническое заведение в Кронштадте (ныне — Офицерская электротехническая школа). Именно там он всерьез заинтересовался электротехникой — заведение готовило военных специалистов для всех связанных с электричеством работ в армии: телеграфа, систем подрыва мин и так далее.

В 1872 году 25-летний Яблочков окончательно ушел в отставку и начал работу над собственным проектом. Он справедливо считал лампы накаливания бесперспективными: действительно, на тот момент они были тусклыми, энергозатратными и не слишком долговечными. Куда больше Яблочкова интересовала технология дуговых ламп, которую в самом начале XIX века независимо друг от друга стали разрабатывать двое ученых — русский Василий Петров и англичанин Гемфри Дэви. Оба они в одном и том же 1802 году (хотя относительно даты «презентации» Дэви есть разночтения) представили перед высшими научными организациями своих стран — Королевским институтом и Петербургской академией наук — эффект свечения дуги, проходящей между двух электродов. На тот момент практического применения этому явлению не было, но уже в 1830-х начали появляться первые дуговые лампы с угольным электродом. Наиболее известным инженером, разрабатывавшим такие системы, был англичанин Уильям Эдвардс Стейт, получивший ряд патентов на угольные лампы в 1834 — 1836 годах и, что главное, разработавший важнейший узел подобного устройства — регулятор расстояния между электродами. В этом крылась основная проблема угольной лампы: по мере того как электроды выгорали, расстояние между ними увеличивалось, и их нужно было сдвигать, чтобы дуга не погасла. Патенты Стейта использовались как базовые множеством электротехников по всему миру, а его лампы освещали ряд павильонов на Всемирной выставке 1851 года.

Яблочков же задался целью исправить основной недостаток дуговой лампы — необходимость обслуживания. Около каждой лампы должен был постоянно присутствовать человек, подкручивающий регулятор. Это сводило на нет преимущества и яркого света, и относительной дешевизны изготовления.

В 1875 году Яблочков, так и не найдя применения своим умениям в России, уехал в Париж, где устроился инженером в лабораторию знаменитого физика Луи-Франсуа Бреге (его дед основал часовую марку Breguet) и сдружился с его сыном Антуаном. Там в 1876 году Яблочков получил первый патент на дуговую лампу без регулятора. Суть изобретения состояла в том, что длинные электроды располагались не концами друг к другу, а рядом, параллельно. Они были разделены слоем каолина — материала инертного и не позволяющего дуге возникнуть по всей длине электродов. Дуга появлялась только на их концах. По мере выгорания видимой части электродов каолин плавился и свет спускался вниз по электродам. Горела такая лампа не более двух-трех часов — но зато невероятно ярко.

«Свечи Яблочкова», как прозвали новинку журналисты, снискали сумасшедший успех. После демонстрации ламп на лондонской выставке сразу несколько компаний выкупили у Яблочкова патент и организовали массовое производство. В 1877 году первые «свечи» загорелись на улицах Лос-Анджелеса (американцы купили партию сразу после публичных демонстраций в Лондоне, еще до серийного производства). 30 мая 1878 года первые «свечи» зажглись в Париже — около Оперы и на площади Звезды. Впоследствии лампы Яблочкова освещали улицы Лондона и ряда американских городов.

Как же так, спросите вы, они же горели всего два часа! Да, но это было сравнимо со временем «работы» обычной свечи, и при этом дуговые лампы были невероятно яркими и более надежными. И да, фонарщиков требовалось много — однако не больше, чем для обслуживания повсеместно использовавшихся газовых фонарей.

Но подступали лампы накаливания: в 1879 году британец Джозеф Суон (впоследствии его компания сольется с компанией Эдисона и станет крупнейшим осветительным конгломератом в мире) поставил около своего дома первый в истории фонарь уличного освещения с лампой накаливания. За считаные годы эдисоновские лампы сравнялись по яркости со «свечами Яблочкова», имея при том значительно более низкую стоимость и время работы 1000 часов и более. Короткая эпоха дуговых ламп завершилась.

В целом это было логично: безумный, невероятный взлет «русского света», как называли «свечи Яблочкова» в США и Европе, не мог продолжаться долго. Падение стало еще более стремительным — уже к середине 1880-х годов не осталось ни одного завода, который производил бы «свечи». Впрочем, Яблочков работал над различными электросистемами и пытался поддерживать свою былую славу, ездил на конгрессы электротехников, выступал с лекциями, в том числе в России.

Окончательно он вернулся в 1892 году, причем потратив сбережения на выкуп собственных же патентов у европейских правообладателей. В Европе его идеи уже были никому не нужны, а на родине он надеялся найти поддержку и интерес. Но не сложилось: к тому времени из-за многолетних экспериментов с вредными веществами, в частности с хлором, здоровье Павла Николаевича начало стремительно ухудшаться. Подводило сердце, подводили легкие, он перенес два инсульта и скончался 19 (31) марта 1894 го- да в Саратове, где жил последний год, разрабатывая схему электрического освещения города. Ему было 47 лет.

Возможно, если бы Яблочков дожил до революции, он повторил бы судьбу Лодыгина и уехал бы во второй раз — теперь уже навсегда.

Сегодня дуговые лампы получили новую жизнь — по этому принципу работает ксеноновое освещение во вспышках, автомобильных фарах, прожекторах. Но значительно более важным достижением Яблочкова является то, что он первым доказал: электрическое освещение общественных пространств и даже целых городов — возможно.

Отвечая на вопрос, кто изобрел электрическую лампу, современник скорее всего назовет Эдисона. Между тем в конце 1870-х годов в Европе на слуху было другое имя — Павел Яблочков. Лампы русского инженера первыми стали применяться в Европе для освещения улиц, а французы даже прозвали новый тип искусственного освещения« русским светом» — la lumiere russe.

Свет во всем свете Конец 1870-х годов становится эпохой свечи Яблочкова. Изобретенный нашим инженером «русский свет» в это время можно встретить в крупных городах во многих уголках мира

Лампочка накаливания кажется невероятно простым устройством. Однако ее появлению предшествовали десятки разнообразных прототипов, причем некоторые из них имели весьма изощренную конструкцию. Например, в середине XIX века были распространены дуговые лампы с хитрыми регуляторами. Поэтому, когда Павел Яблочков изобрел лампочку без регулятора, все были поражены простотой ее конструкции и прочили ей великое будущее. Но триумф был недолгим.


Впервые идея о том, что для освещения домов и улиц можно использовать электричество, пришла в голову экспериментаторам еще в самом начале XIX века. Первый известный истории случай освещения помещения с помощью электричества произошел в Санкт-Петербурге в 1802 году. Профессор физики Василий Петров однажды провел такой опыт. К электрической батарее он подсоединил две угольные палочки. Одну соединил проволокой с «плюсом», другую — с «минусом». Когда Петров сблизил концы палочек, ток прошел сквозь воздушный промежуток с одной на другую и возникшая огненная дуга на мгновение осветила лабораторию. Позже, описывая это явление в своем отчете, профессор Петров не забыл упомянуть о световом эффекте: от возникающего между углями белого света, писал он, «темный покой довольно ясно освещен быть может».


Конец 1870-х годов становится эпохой свечи Яблочкова. Изобретенный нашим инженером «русский свет» в это время можно встретить в крупных городах во многих уголках света. Уже в 1877 году главные улицы Парижа освещают лампы Яблочкова, к концу этого года они появляются и на другом конце пролива Ла-Манш — в Лондоне. Эти два мегаполиса традиционно боролись друг с другом за приоритет в деле освоения новых технических решений. Затем русский свет добрался и до других столиц Западной Европы. А к концу 1878 года он появился уже на другой стороне Атлантики — им освещали магазины Филадельфии (США), площади Рио-де-Жанейро и городов Мексики. В это же время «русский свет» добрался и до исторической родины — лампы Яблочкова начали применять в Санкт-Петербурге.

За рубежом схожий эксперимент с образованием вольтовой дуги провел английский ученый Гемфри Дэви, и именно его работы подстегнули других присмотреться к возможностям электрического освещения. Оно, впрочем, в тот момент никого всерьез не интересовало — человечество только-только открыло для себя газовое освещение, которое имело ряд преимуществ перед привычными для той поры масляными фонарями. Еще долго после того, как лондонская Пэлл-Мэлл стала первой в мире улицей, где установили газовые фонари, люди не могли нарадоваться новому способу освещения. А в середине XIX века у газового освещения появилась прекрасная альтернатива — керосиновые фонари. Тем временем опыты с электричеством продолжались.

В 1844 году французский физик Жан Бернар Леон Фуко (тот самый, что впоследствии прославился своим опытом с маятником) сделал электроды своей дуговой лампы не из древесного угля, а из твердого кокса. Это увеличило продолжительность горения дуги, а за счет того что Фуко использовал часовой механизм для сближения электродов по мере их сгорания, ему удалось разработать, по сути дела, первую не слишком быстро прогорающую электрическую лампу. В 1848 году он даже применил ее для освещения одной из площадей Парижа, но на тот момент к его разработке отнеслись как к курьезу. Лампа работала недолго, а питалась она не от сети, а от тяжелой электрической батареи и явно не составляла серьезной конкуренции газовым фонарям.


Прозрение Яблочкова

Между тем в свет выходили все новые электрические лампы. Инженеры экспериментировали с материалом электродов, разрабатывали все более совершенные механизмы их сближения, проектировали генераторы для питания своих ламп. Но, несмотря на все усилия разработчиков, электрические лампы оставались слишком дороги и городские власти не спешили отказываться от газовых и керосиновых фонарей в пользу электричества. Весной 1874 году Павел Яблочков разработал прожектор с дуговой лампой для правительственного паровоза, направлявшегося из Москвы в Крым. В течение всей поездки сам разработчик, стоя на передней площадке паровоза, менял угольки, настраивал регулятор и в итоге пришел к выводу, что у дуговой лампы такой системы нет будущего. Он занялся упрощением регулятора лампы, в чем, как выяснилось позже, не было необходимости. Регулятор был просто не нужен! Сделать это открытие Яблочкову помог случай.


Однажды, когда он проводил опыт по электролизу раствора поваренной соли, параллельно расположенные угли, погруженные в электролитическую ванну, случайно коснулись друг друга и между ними вспыхнула электрическая дуга. Благодаря этому эпизоду инженер пришел к замечательной идее: если расположить электроды не друг против друга, а параллельно, можно обойтись без регулятора межэлектродного расстояния. Реализация простой идеи потребовала изобретательности, но Яблочков справился с задачей — стержни-электроды он разделил прокладкой из специальной глины, которая скрепляла угли между собой и изолировала их друг от друга.

Хроника городского освещения

Сегодняшним жителям крупных городов может показаться, что фонари были всегда. Однако в средневековые времена даже такие крупные по тем временам города, как Лондон и Париж, погружались во тьму с закатом солнца. Жизнь на улицах замирала, а погулять по городу ночью решались только самые бесстрашные. Так продолжалось до конца 17-го — начала 18-го века.
Масляные фонари. Двигателем прогресса стал французский король Людовик XIV, который в 1667 году принял решения освещать главные улицы Парижа масляными фонарями. Почти в тоже время фонари появляются в Амстердаме. В 1718 году первые фонари устанавливаются в «городе Петра», а при Анне Иоанновне начала освещаться Москва. Работали фонари от конопляного масла, которое было съедобным и поэтому активно расхищалось. Фонарщикам, кстати, приходилось не только доливать в жестяной сосуд фонаря масло, но и следить за фитилем, иначе лампа начинала коптить.
Газовое освещение. В 1807 году на лондонской Пэлл-Мэлл появились первые газовые фонари, и затем газом стали освещаться многие европейские столицы. Спустя три десятилетия после Лондона газовое освещение появилось и в Санкт-Петербурге, а в 1868 году уличные фонари, работающие на газе, появились и в Москве. Первые газовые фонари светили намного менее ярко, чем усовершенствованные модели. Изобретение калильной сети позволило в несколько раз увеличить силу света газовых и керосиновых фонарей.
Керосиновое освещение. Любопытно, что в Москву керосиновое освещение пришло раньше, чем газовое. В отличие от большинства городов мира. Фонари с недорогим по тем временам горючим молниеносно распространились и обрели широкую популярность. Они пришли на смену масляным фонарям, которые к середине 19-го века уже сильно надоели горожанам. «Далее, ради Бога, далее от фонаря! — писал Гоголь. — И скорее, сколько можно скорее проходите мимо. Это счастие еще, если отделаетесь тем, что он зальет щегольский сюртук ваш вонючим маслом».
Электрическое освещение. По‑настоящему популярным электрическое освещение становится после того, как Эдисон разрабатывает полную цепочку — от электростанций до конечных потребителей. Однако применять лампы для освещения улиц начинают еще в середине 19-го века. Сперва используют дуговые лампы с регуляторами, затем Яблочков изобретает свою лампу — и она сразу находит широкую популярность, а затем дуговые лампы стремительно вытесняются лампами накаливания. Но яркие дуговые лампы еще долгое время используются для освещения улиц: например, в 1910 году в Москве действовало 440 дуговых электрических фонарей и шесть опытных с лампами накаливания. Последние керосиновые фонари в Москве заменили электрическими в 1926 году, газовые просуществовали дольше — до 1932 года.

В 1875 году, когда Яблочков работал над своим изобретением, дела его мастерской в Москве шли неважно, и ученый перебрался в Париж. Здесь российским специалистом заинтересовался крупный ученый и владелец заводов по производству физических приборов Луи Бреге и предложил ему место в своей фирме. Возможно, именно это событие и предопределило будущий триумф изобретателя. 23 марта 1876 года Яблочков получил французский патент на изобретенную им лампу, а через месяц продемонстрировал свое изобретение в Лондоне. Презентация лампы проходила на «ура», и вскоре европейские газеты начали пестреть заголовками: «Изобретение инженера Яблочкова — новая эра в технике», «Россия — родина электричества» и другими в том же духе. Вскоре свечи Яблочкова появились в продаже и начали расходиться в громадных для того времени количествах. Имя русского инженера стало хорошо известным в Старом Свете, но время триумфа продлилось недолго. Вскоре появилась лампа накаливания и сразу же проявила себя с самой лучшей стороны.

Движение Эдисона

Эксперименты по разработке лампы накаливания в XIX веке проводились параллельно с проектированием дуговой лампы. Некоторые ученые, как Яблочков, делали ставку на более яркую дуговую лампу, другие верили, что будущее за лампой накаливания.


Одним из первых экспериментировать с лампами накаливания начал англичанин Деларю — в 1809 году он получил свет, пропуская ток через платиновую спираль. Спустя три десятилетия более доступный способ получения света открыл бельгиец Жобар — он накаливал угольные стержни. Отставной офицер Александр Лодыгин создал лампу с несколькими угольными стержнями — при сгорании одного автоматически включался следующий. Путем постоянного усовершенствования Лодыгин поднял ресурс своих ламп с 30 минут до нескольких сотен часов! Кстати, именно он одним из первых начал откачивать воздух из баллона лампы. Но прекрасный инженер Лодыгин был неважным предпринимателем и поэтому занял весьма скромное место в истории. Все почести достались Эдисону, который приступил к разработке лампочки лишь в 1879 году. Тем не менее слава Эдисона вполне им заслужена. Опираясь на опыт других, он провел тысячи экспериментов, израсходовав на них более $100 000 — колоссальную сумму по тем временам, и добился своего — смог создать первую в мире лампочку с продолжительным сроком службы (800−1000 часов), пригодную для массового производства. Причем изобретатель подошел к делу комплексно: не зацикливаясь только на своей лампе, он во всех деталях разработал системы электрического освещения и централизованного электроснабжения от сети до конкретного потребителя. Это и сделало его лампочки столь популярными.

Сам же «русский свет» был в техническом развитии планеты всего лишь яркой вспышкой. Через несколько лет после того, как лампы Яблочкова установили во многих столицах мира и даже дворцах мировых владык, их заменили обычными лампочками накаливания, а сам изобретатель умер в Саратове безвестным и небогатым. Долгое время казалось, что яркие лампы Яблочкова никому не нужны. Однако в какой-то момент яркие дуговые лампы снова оказались востребованы и были реинкарнированы на новом технологическом уровне — в виде газоразрядных ламп. Ксеноновые лампы, которые применяются на современных автомобилях, как раз из этого семейства. Более яркие, чем галогенные лампы накаливания, они являются отголоском той поры, когда «русский свет» произвел фурор в Европе и стал для многих городов входным билетом в мир электрического будущего…

Яблочкин павел николаевич. Павел Николаевич Яблочков — изобретатель дуговой лампы. Начало изобретательской деятельности

Изобретатели

Место рождения: Сердобский уезд Саратовской губернии

Семейное положение: дважды женат. Первая жена — Любовь Ильинична Никитина. Вторая жена — Мария Николаевна Альбова

Деятельность и интересы: электротехника, изобретательство, предпринимательство

В детстве Яблочков придумал угломерный прибор для землемерных работ, которым крестьяне окрестных сел пользовались при земельных переделах. Также он изобрел устройство для отсчета пути, пройденного телегой. Еще факты

Образование, степени и звания

1858-1862 , Саратов, 1-я мужская гимназия, Саратов, ул. Гимназическая (ныне ул. Некрасова), д. 17: неоконченный курс

1869 , Техническое гальваническое заведение, Кронштадт. Факультет: физический: начальник гальванической команды

Работа

1872-1874 , Московско-Курская железная дорога: начальник службы телеграфа

1874-1875 , Мастерская физических приборов, Москва

Открытия

До Яблочкова был известен лишь один способ включения источников света в цепь, но он был неудобен и почти никогда не применялся. Каждый источник света питался от отдельной динамо-машины, что было дорого. Яблочков придумал схему включения, напоминающую современное параллельное включение ламп: удавалось включать в одну цепь 4-5 ламп.

В начале весны 1876 года Яблочков завершил разработку конструкции электрической свечи и 23 марта получил на нее французский патент № 112024.

В марте 1876 — октябре 1877 года был сконструирован первый генератор переменного тока, изобретен электромагнит с плоской обмоткой.

Биография

П.Н. Яблочков — русский изобретатель электротехники, военный инженер и предприниматель. Основное его изобретение — дуговая лампа без регулятора (электрическая свеча или «свеча Яблочкова») — в 1876 году положило начало первой практически применимой системе электрического освещения.

Яблочков первым в мире создал систему питания большого числа свечей от одного генератора тока, основанную на применении переменного тока, трансформаторов и конденсаторов. Ни одно изобретение в области электротехники не получало столь быстрого и широкого распространения, как «свечи Яблочкова».

14 апреля 1879 года Яблочкова наградили именной медалью императорского Русского технического общества, а в 1947 году была учреждена премия Яблочкова за лучшую работу по электротехнике, которая присуждается один раз в три года.

Изложенная в статье биография ученого поможет подготовить сообщение о Павле Николаевиче Яблочкове, электротехнике, изобретателе и предпринимателе.

Павел Николаевич Яблочков краткая биография

Родился 2 сентября 1847 года в селе Жадовка, Саратовская губерния, в семье мелкопоместного дворянина. До 1862 года мальчик обучался в Саратовской гимназии, а спустя 3 года окончил Петербургский частный подготовительный пансионат, и был зачислен в ряды студентов Николаевского военно-инженерного училища.

По окончании училища в 1866 году получил звание младшего офицера и был направлен в состав Пятого саперного батальона. В батальоне он прослужил меньше года и уволился в чине поручика с военной службы. НО в 1868 году Яблочков возвращается на службу по одной причине – он хочет получить электротехническое образование в «Офицерских гальванических классах» при Техническом военном гальваническом заведении в городе Кронштадт. Волей судьбы, получив желанное образование, Павла Николаевича опять определяют в Пятый саперный батальон. Правда, в другом звании — начальника гальванической команды. Отслужив 3 года, он в 1871 году увольняется в запас и до 1874 года работает на Московско-Курской железной дороге начальником службы телеграфа.

Уволившись с работы, Яблочков открывает в Москве свою мастерскую, специализирующеюся на физических приборах. В тандеме с электротехником Глуховым он занимается усовершенствованием динамо-машины и аккумуляторов, проводит опыты по освещению. Павел Яблочков изобрел электромагнит оригинальной конструкции. Параллельно с этим продолжается его работа по совершенствованию конструкции в дуговых лампах.

Павел Николаевич в 1875 году уезжает в Филадельфию показать на Всемирной выставке свои изобретения. Пребывая в Париже, он знакомится с известным специалистом в сфере телеграфии, академиком Л.Бреге. Он предлагает Яблочкову работу в своей компании и тот согласился. И совсем не зря. Ведь именно в Париже он изобрел то, чем известен Павел Яблочков стал по всему миру. Это электрическая свеча, которая являла собой дуговую лампу без регулятора. На свое изобретение 23 марта 1876 года ученый получает французский патент под номером 112024.

Кроме того, за французский период деятельность он внедрил систему электрического освещения на однофазном переменном токе и разработал способ «дробления света посредством индукции катушек» (на это изобретение он также получил патент).

Его система освещения была представлена в 1878 году в Париже на Всемирной выставке и пользовалась огромным успехом. Во многих странах были созданы компании по коммерческой эксплуатации свечи Павла Николаевича.

В Россию ученый возвратился в 1878 году и занялся распространением системы электрического освещения. В Петербурге была учреждена компания «Товарищество электрического освещения и изготовления электрических машин и аппаратов П.Н.Яблочков – изобретатель и Ко». Она занималась осветительными установками.

Также Яблочков изобрел «магнитодинамоэлектрическую машину» и автоаккумулятор. Он выступал инициатором создания журнала «Электричество». За свои достижения ученый получил медаль Русского технического общества.

Что касается личной жизни, то исследователь был женат дважды . Первой женой была Никитина Любовь Ильинична. Второй — Альбова Мария Николаевна.

Скончался Павел Яблочков в возрасте 47 лет в Саратове в 1894 году от болезни сердца.

Яблочков Павел Николаевич (1847-1894) — российский изобретатель, военный инженер и предприниматель. Наибольшую известность получил благодаря созданию дуговой лампы, сигнального термометра и других изобретений в сфере электротехники.

Павел Яблочков родился 2(14) сентября 1847 года в селе Жадовка Сердобского уезда Саратовской губернии. Его отец Николай Павлович был представителем старинной династии, но к моменту рождения сына обеднел. В молодости он проявил себя в морской службе, однако по причине болезни был уволен. Впоследствии он стал работать мировым посредником и мировым судьей. Мать изобретателя Елизавета Петровна занималась домашним хозяйством и, обладая властным характером, держала в руках всю свою большую семью (после Павла она родила еще четверых детей).

Родители обеспечили мальчику начальное образование прямо в домашних условиях, где его обучили азам грамоты, письма и счета, а также французскому языку. Но настоящей страстью Павла стало конструирование различных приборов. Будучи подростком, он создал устройство, помогавшее производить передел земли, а также далекий аналог современного спидометра. Прибор устанавливался на колесо экипажа и отсчитывал пройденное расстояние.

Годы учебы

По настоянию родителей в 1859 году Павел, благодаря успешно пройденным испытаниям, поступил сразу во второй класс Саратовской гимназии. Но из-за финансовых проблем через три года отец вынужден был забрать сына. По другой версии причиной прерывания учебы стали невыносимые условия в гимназии, где применялись телесные наказания. Некоторое время Яблочков пробыл в родительском доме, а потом сдал экзамены и поступил в Николаевское инженерное училище, расположенное в столице. Это было передовое учебное заведение своего времени, в котором преподавали именитые ученые. Во время подготовки к поступлению Павел посещал подготовительные курсы, где на него большое влияние оказал военный инженер Цезарь Антонович Кюи.

Цезарь Антонович Кюи — преподаватель Николаевской инженерной академии

Наставниками Павла Николаевича были известные профессора Фёдор Фёдорович Ласовский, Герман Егорович Паукер, Иван Алексеевич Вышеградский. Они дали ему прекрасную базу знаний по электричеству, магнетизму, математике, фортификации, артиллерии, черчению, военной тактике и многим другим дисциплинам. Военные методы воспитания училища положительно повлияли на изобретателя — он приобрел военную выправку и физически окреп.

Служба в армии

В 1866 году Яблочков оканчивает училище, получает чин инженера-поручика и определяется в пятый саперный батальон, расположенный в Киеве. Служба не вызывала особого энтузиазма у Павла — он был полон творческих идей, которые воплотить в жизнь в казарменных условиях не представлялось возможным. В 1867 году ученый подает рапорт об увольнении по причине болезни. Это позволило ему полностью окунуться в мир электротехники и результат не заставил себя долго ждать.

Изобретатель разработал генератор с самовозбуждением, который положил начало множеству исследований по электротехнике. Однако прочных знаний в электромагнетизме не было и это ограничивало его возможности. В 1869 году он восстанавливается на службе в чине подпоручика, что дало право поступить в петербургские Гальванические классы, где обучали на военных электротехников.

Пребывание в этом учебном заведении пошло на пользу и Яблочков всерьез познакомился с самыми современными достижениями в области электричества. В течение восьми месяцев Павел Николаевич прослушал курс лекций, который сочетался с активной практикой. Руководил обучением профессор Фёдор Фомич Петрушевский. В завершение каждый слушатель курсов прошел практику в Кронштадте, где активно работали с гальваническими минами.

Согласно действующим правилам выпускникам Гальванических классов необходимо было три года отслужить и Яблочков отправляется в знакомый ему пятый саперный батальон в качестве начальника гальванической службы. Отслужив весь положенный срок, изобретатель навсегда увольняется с военной службы службы и переезжает в Москву.

Новая жизнь

В Златоглавой Павел Николаевич устроился начальником телеграфа Московско-Курской железной дороги. Одним из аргументов, склонивших его к поступлению на работу, стала хорошая ремонтная база. Он активно продолжал обучение, впитывая ценный опыт местных электриков. Важную роль в становление личности изобретателя сыграло знакомство с инженером-электротехником , который имел огромный талант изобретателя. Таким образом постепенно формировался индивидуальный облик ученого, который не оставлял попыток создавать что-то новое.

В это время он привел в рабочее состояние неисправный электродвигатель Труве (название произошло от фамилии французского изобретателя Густава Пиера Труве), разработал проект по оптимизации машины Грамма, а также создал горелку для гремучего газа и устройство для фиксации изменений температуры в пассажирских вагонах. Но творить получалось непостоянно, так как основная работа отнимала много времени.

Тем не менее Яблочкову удалось глубоко вникнуть в принцип действия дуговых ламп, он проводил множество экспериментов направленных на их усовершенствование. В 1873 году ученый начал работу в мастерской физических приборов и год спустя первым в мире создал конструкцию электрического прожекторного освещения железнодорожных путей на локомотиве. В 1875 году ученый уезжает в США на всемирную выставку в Филадельфию, где хотел представить свои изобретения. Но финансовые дела пошли неважно и Павел Николаевич вместо Соединенных Штатов приехал в Париж.

Парижский этап

Во французской столице он устраивается на работу в мастерские академика Луи Бреге, с телеграфным аппаратом которого был хорошо знаком еще по работе в Москве. Кроме того, он владел крупным предприятием, выпускавшим различные электроприборы. Русский изобретатель показал Бреге свой электромагнит и француз сразу по достоинству оценил его талант.

Павел Николаевич без промедления приступил к работе на заводе, параллельно проводя эксперименты в своей маленькой комнатке университетского городка. В скором времени он завершил работу над несколькими изобретениями и успел их запатентовать.

В марте 1876 года Яблочков получил патент на самое известное изобретение — знаменитую электрическую свечу (дуговую лампу без регулятора). Ученому из России удалось создать источник света, отвечавший запросам массового потребителя. Это был экономичный, простой и удобный в использовании прибор, сделавший освещение доступным для всех. По сравнению с угольной лампой устройство Яблочкова содержало угольные стержни (электроды), разделенные каолиновой прокладкой.

Свеча Яблочкова

Подробно о свече Яблочкова рассказано в видео канала «Чип и Дип».

Александр Пушной демонстрирует принцип действия свечи Яблочкова в передаче «Галилео».

Успех был ошеломляющим и об изобретателе, подарившем миру «русский свет», заговорили всерьез. Вскоре Павел Николаевич поехал как представитель компании Бреге на выставку физических приборов в Лондон. Здесь его ждал серьезный успех, ведь о судьбе электрической свечи узнали российские научные круги. По возвращении в Париж ученого ждали многочисленные коммерсанты, быстро смекнувшие какие возможности для получения прибыли открывают творения русского ученого.

По протекции Л. Бреге продвижением дуговой лампы занялся французский изобретатель Огюст Денейруз, который организовал акционерное общество. Предприятие занималось вопросами изучения электрического освещения, а Яблочкову было доверено обеспечивать научно-техническое руководство. В его компетенцию входило наблюдение за производством и работы по усовершенствованию устройства. Компания с уставным капиталом в 7 млн франков фактически монополизировала производство «русского света» в масштабах всей планеты.

Ближайшие два года выдались очень плодотворными. Яблочков занимался установкой освещения улиц и публичных зданий Парижа и Лондона. В частности, благодаря ему получил подсветку мост через Темзу, театр Шатле, Лондонский театр и другие объекты. Отсюда, из Западной Европы электричество стало распространяться по всему свету. И не случайно, так как русскому электротехнику удалось оптимизировать свечу до возможности применения в больших осветительных приборах. «Русский свет» освещал американский Сан-Франциско, индийский Мадрас и дворец короля Камбоджи.

Свечи Яблочкова установленные на Набережной Виктории (1878 год)

Вместе с этим он создал каолиновую лампу, разработал трансформатор для разделения электрического тока. Парижская выставка 1878 года стала подлинным триумфом Яблочкова — в его павильоне всегда было множество посетителей, которым демонстрировалось множество познавательных экспериментов.

Возвращение в Россию

Мечты о родине не покидали ученого все время пребывания на чужбине. Здесь он получил всемирное признание, восстановил коммерческую репутацию, выплатил накопившиеся долги. Перед поездкой в Россию Павел Николаевич выкупил лицензию на право использования электроосвещения в России. Руководство компании потребовало весь пакет акций стоимостью 1 млн франков — изобретатель согласился и получил полный карт-бланш.

Научные круги в России тепло приветствовали возвращение ученого, чего не скажешь о царском правительстве, которое сделало внушение изобретателю за поддержку политических эмигрантов за рубежом. Но самое неприятное было в другом — отечественные предприниматели практически не заинтересовались электрической свечой. Пришлось дело организовывать самому.

В 1879 году было организовано товарищество, занимавшееся созданием электромашин и систем электрического освещения. Вместе с Яблочковым работой занимались такие светила в сфере электротехники, как Лодыгин и Чиколев. С коммерческой точки зрения, это был вполне успешный проект, но не приносивший никакого морального удовлетворения. Умом Павел Николаевич понимал сколь мало возможностей есть в России для реализации имевшихся планов. Кроме того, в 1879 году пришла не самая радостная новость из-за океана — усовершенствовал лампу накаливания и нашел ей массовое применение. Это стало последним доводом для переезда в Париж.

Новый парижский этап

В 1880 году Яблочков возвращается во французскую столицу, где сразу приступил к подготовке участия во Всемирной электротехнической выставке. Здесь его изобретения вновь получили высокую оценку, но были оттенены лампой накаливания Эдисона. Это дало понять, что триумф дуговой лампы уже позади и перспективы развития этой технологии весьма туманны. Павел Николаевич отнесся к такому повороту событий спокойно и отказался от дальнейшей разработки источников света. Теперь его интересовали электрохимические генераторы тока.

Изобретатель будет разрываться между Францией и Россией на протяжении 12 лет. Это было трудно время, ведь ни в одной стране он не чувствовал себя своим. Отечественная правящая и финансовая элита воспринимала его как отработанный материал, а за рубежом он стал чужим, ведь пакет акций больше ученому не принадлежал. Яблочков продолжал работы над электродвигателями и генераторами, изучал вопросы передачи переменного тока. Но все разработки осуществлялись в крохотной квартирке, где не было никаких условий для научных изысканий. В ходе одного из экспериментов взорвавшиеся газы чуть не убили ученого. В 90-х годах он запатентовал еще несколько изобретений, но ни одно из них не позволило получить достойную прибыль.

Здоровье изобретателя оставляло желать лучшего. Кроме проблем с сердцем, добавилась болезнь легких, слизистая оболочка которых была повреждена хлором во время эксперимента. Яблочкова преследовала хроническая бедность, зато электротехническая компания всерьез разбогатела на его изобретениях. Сам изобретатель не раз отмечал, что никогда не стремился стать богатым, но всегда рассчитывал на полноценное обустройство своей научной лаборатории.

В 1889 году Павел Николаевич с головой окунулся в подготовку к очередной Международной выставке, где он возглавлял русский отдел. Он помогал прибывшим в Париж инженерам из России и сопровождал их на всех мероприятиях. Ослабленное здоровье изобретателя не выдержало такого напряжения и он был частично парализован.

Возвращение на родину состоялось в самом конце 1892 года. Петербург встретил Яблочкова неприветливо и холодно, рядом с ним оказались только близкие друзья и семья. Многие из тех, кому он дал дорогу в жизнь отвернулись, жить было особо не на что. Вместе с женой и сыном ученый принял решение вернуться на малую родину, где скончался 19 (31) марта 1894 года.

Личная жизнь

С первой женой школьной учительницей Любовью Никитиной изобретатель познакомился в Киеве. Они поженились в 1871 году, но семейная жизнь была относительно недолгой, так как супруга скончалась в 38 лет от туберкулеза. От брака осталось четверо детей, трое из которых умерли в раннем возрасте. Вторая жена Мария Альбова родила Павлу Николаевичу сына Платона, который впоследствии стал инженером.

  • Первое испытание системы освещения Павла Николаевича было проведено в казармах Кронштадтского учебного экипажа 11 октября 1878 года.
  • Каждая свеча Яблочкова, впущенная на предприятии Бреге, горела всего 1,5 часа и стоила 20 копеек.
  • В 1876 году Павел Николаевич был избран членом французского физического общества.
  • В России наибольшие интерес к дуговой лампе проявили на флоте, где было установлено свыше 500 фонарей.
  • В 2012 году в Пензе появился технопарк, названный именем великого изобретателя, который специализируется на материаловедении и информационных технологиях.

«Яблочков технопарк» г. Пенза

Видео

Фильм «Великие изобретатели. Русский свет Яблочкова». ООО «ГринГа» по заказу ЗАО «Первый ТВЧ», 2014 г.

14 сентября 1847 года родился Петр Яблочков совершивший множество изобретений, но вошедший в история исключительно как создатель«свечи Яблочкова».

Величайшая награда для любого изобретателя — если его имя, которым названо одного из его изобретений, навсегда входит в историю человечества. В России множество ученых и инженеров сумели заслужить такую награду: достаточно вспомнить Дмитрия Менделеева и его таблицу, Михаила Калашникова и его автомат, Георгия Котельникова и его ранцевый парашют… В их числе и один из пионеров мировой электротехники, талантливейший русский инженер Павел Николаевич Яблочков. Ведь словосочетание «свеча Яблочкова» известно в мире уже почти полтора века!

Но в той же величайшей награде — увековечивании имени в изобретении — кроется и величайшее проклятие для ученого. Потому что все прочие его разработки и открытия, даже если их был не один десяток против одного-единственного всемирно известного, остаются в его тени. И в этом смысле биография Павла Яблочкова — классический пример. Он, первым осветивший улицы Парижа электрическим светом, всей своей жизнью подтвердил справедливость французской поговорки «Хочешь остаться незамеченным — стой под фонарем». Потому что первое и единственное, что вспоминается при упоминании фамилии Яблочкова, — это его свеча. А между тем именно нашему земляку принадлежит, например, изобретение первого в мире электрического трансформатора переменного тока. Как говорили о нем современники, Яблочков открыл две эпохи в электротехнике: эпоху непосредственного применения электротока к освещению и эпоху применения трансформированного тока. А если судить его деяния по гамбургскому счету, то нужно признать: это именно Яблочков вынес электрический свет из лабораторной тесноты на широкие улицы городов мира.

От Саратова до Петербурга

По своему происхождению будущий гений электротехники был самым что ни на есть родовитым дворянином. Род Яблочковых, достаточно многочисленный и распространившийся на три губернии — Калужскую, Саратовскую и Тульскую, ведет свою историю со второй половины XVI века от Моисея Яблочкова и его сына Даниила.

Большинство Яблочковых, как то и приличествовало русским дворянам, были классическими представителями служилого сословия, проявляя себя и в ратных делах, и в государственном управлении, получая заслуженные награды и деньгами, и землями. Но со временем род обеднел, и отец будущего изобретателя электрической свечи уже не мог похвастаться крупным поместьем. Николай Павлович Яблочков по семейной традиции выбрал было военную стезю, поступив в Морской кадетский корпус, но вынужден был уволиться со службы из-за болезни. Увы, слабое здоровье было одним из тех немногих составляющих наследства, которое отставной моряк передал своему сыну…

Впрочем, другая часть того же наследства была более чем достойной. Несмотря на невеликое богатство, семья Яблочковых, живших в имении Петропавловка Сердобского уезда Саратовской губернии, отличалась высокой культурой и образованностью. И мальчика, родившегося 14 сентября 1847 года у Николая и Елизаветы Яблочковых и крещеного в честь исповедника Павла Никейского, наверняка ждала блестящая карьера.

Маленький Павел не обманул этих ожиданий. Смышленый и восприимчивый мальчик как губка впитывал знания, которыми с ним делились родители и старшие братья и сестры. Особый интерес Павлик проявлял к технике и точным наукам — тут тоже сказывалось отцовское «наследство»: Морской кадетский корпус всегда славился преподаванием именно этих дисциплин.

Летом 1858 года Павел Яблочков неполных 11 лет был зачислен в Саратовскую мужскую гимназию. Как и всех других претендентов, его подвергли вступительному испытанию — и по результатам зачислили сразу во второй класс, что было не слишком частым делом. Учителя оценили высокий уровень подготовки мальчика и в дальнейшем не раз обращали внимание на то, что Яблочков-младший успевает лучше большинства своих одноклассников, проявляя особые успехи все в тех же точных и технических дисциплинах.

Стоит ли удивляться, что решение отца забрать сына из гимназии в ноябре 1862 года, практически в начале учебного года, вызвало у преподавателей тягостное недоумение. Но причина была очевидна и понятна: семье стало слишком трудно платить за обучение мальчика. Столь же очевидным был и выход, который нашли Яблочковы: сына решено было отдать в военное училище. Выбор тоже был очевиден: лучше всего склонностям 15-летнего Павла отвечало Николаевское инженерное училище, готовившее военных инженеров для российской армии.

Офицерская юность

Недоучившемуся гимназисту-пятикласснику поступить в училище сразу было невозможно: требовалось подтянуть знания по основным предметам и дождаться начала очередного учебного года. Эти несколько месяцев Павел Яблочков провел в удивительном месте — частном кадетском корпусе, созданном известным военным инженером и композитором Цезарем Кюи. Придуманный Цезарем Антоновичем вместе с его отважной супругой Мальвиной Рафаиловной Бамберг «подготовительный инженерный пансионат» обходился родителям Яблочкова дешевле, чем саратовская гимназия. И то сказать: этот пансион, хотя и был призван поправить материальное положение молодой семьи, на существенный заработок рассчитан не был, а скорее обеспечивал преподававшему в Николаевском инженерном училище Кюи новых слушателей, которых он уже хорошо знает.

Цезарь Антонович быстро оценил потенциал нового воспитанника из Саратовской губернии. Сам талантливый инженер, Кюи сразу заметил Павла Яблочкова и понял, насколько мальчик инженерно одарен. К тому же новый воспитанник не стал скрывать от своего воспитателя ни своих технических склонностей, ни уже сделанных изобретений — нового землемерного устройства и прибора для подсчета пути, пройденного телегой. Увы, ни о том, ни о другом изобретении никаких точных сведений не сохранилось. Но не приходится сомневаться, что они были: уже после того, как Яблочков стал знаменит своими опытами в области электричества, о его первых изобретениях говорили многие современники, утверждая, что и тот и другой приборы с большим успехом использовали крестьяне в Саратовской губернии.

Павел Яблочков в годы работы в Москве. Изображение: istorialamp.ru

К лету 1863 года Павел Яблочков подтянул свои знания до нужного уровня, а 30 сентября с отличием сдал вступительный экзамен в Николаевское инженерное училище и был зачислен в младший кондукторский класс. В то время обучение в училище состояло из двух этапов: собственно училища, в которое принимались подростки из дворянских семей и из которого выпускались инженеры-прапорщики и подпоручики, и только-только объединившейся с ним Николаевской инженерной академии, дававшей двухгодичное высшее военное образование.

До академической скамьи Павел Яблочков так и не дошел, несмотря на то что все три года обучения в училище числился в первых учениках и отличался великолепными знаниями и удивительным старанием. В 1866 году он сдал выпускные экзамены по первому разряду, что дало ему право на получение сразу второго младшего офицерского звания — инженер-подпоручика, — и отправился к месту службы в Киев. Там молодой офицер был зачислен в пятый саперный батальон инженерной команды Киевской крепости. Но, в отличие от училища, собственно военная служба явно тяготила Яблочкова, который стремился заниматься скорее научной деятельностью, чем инженерным обеспечением армии. И всего через год, в конце 1867 года, Павел Николаевич, с полным основанием сославшись на слабое здоровье (поправить его не помогли даже серьезные физические нагрузки, которые переносили слушатели Николаевского училища), подал в отставку.

Правда, продлилась она недолго. Яблочков быстро понял, что для получения необходимых ему знаний в инженерной области, а особенно в области электротехники, армия по-прежнему остается лучшим вариантом, и в 1868 году он возвращается на службу. Его манит кронштадтское Техническое гальваническое заведение — единственная на тот момент в России инженерная электротехническая школа. Павел Николаевич добивается откомандирования в Кронштадт и через восемь месяцев вновь возвращается в Киевскую крепость, но уже на должность начальника гальванической команды. Это означало, что отныне молодой офицер отвечал в цитадели за все работы с применением электричества, прежде всего — за минное дело и телеграф, активно входивший в армейский технический арсенал.

С прожектором на паровозе

К величайшему сожалению отца, который видел в сыне продолжение своей несостоявшейся военной карьеры, долго на службе Павел Николаевич не задержался. Через три года, в 1872 году, он вновь подает в отставку, на этот раз уже окончательно. Но с военными ему еще придется иметь дело, причем не с армией, а с флотом (вот оно, отцовское наследство!). Ведь первые фонари, оснащенные «свечой Яблочкова», зажгутся в России через шесть лет именно в Кронштадте — у стен дома командира Кронштадтского морского порта и в казармах Учебного экипажа.

А тогда, в 1872-м, Яблочков отправляется в Москву — туда, где, как он знает, наиболее активно занимаются исследованиями в области электротехники. Центром притяжения активных молодых ученых, ставящих электрические опыты, тогда был Политехнический музей. В здешнем кружке электриков-изобретателей вовсю кипит работа над приборами, которые позволят превратить электричество в повседневную, доступную всем энергию, помогающую облегчить жизнь человечества.

Тратя на совместные с другими энтузиастами-электриками опыты все свободное время, Яблочков зарабатывает на жизнь себе и молодой жене, работая начальником телеграфа Московско-Курской железной дороги. И именно здесь, так сказать, прямо на рабочем месте он в 1874 году получает удивительное предложение: применить на практике свои знания в области электротехники и электрического освещения, оборудовав осветительным прибором… паровоз!

Столь неожиданный заказ Павел Николаевич получил, поскольку начальству Московско-Курской железной дороги срочно потребовалось произвести впечатление на семью императора Александра II, отправлявшуюся поездом из Москвы в Крым, на летний отдых в Ливадию. Формально железнодорожники стремились обеспечить безопасность монаршей семьи, для чего им и потребовалось ночное освещение пути.

Освещение улиц «свечами Яблочкова» во время Парижской выставки 1878 года. Изображение: wikimedia.org

Прожектор с регулятором Фуко — прообразом «свечи Яблочкова», а на тот момент одним из самых распространенных электродуговых источников света — стал первым в мире осветительным прибором, установленным на паровозе. И, как всякое новшество, он требовал постоянного внимания к себе. За двое с лишним суток, которые царский поезд следовал в Крым, Яблочков провел на передней площадке паровоза почти 20 часов, постоянно контролируя прожектор и крутя винты регулятора Фуко. Причем паровоз был далеко не один: тягач состава менялся как минимум четыре раза, и всякий раз Яблочкову приходилось вручную переносить осветительную аппаратуру, провода и аккумуляторы с одного паровоза на другой и заново устанавливать их на площадке.

Путь на Запад

Успех этого предприятия натолкнул Павла Яблочкова на мысль открыть собственное дело, чтобы не выкраивать часы и минуты на опыты, а сделать их главным делом своей жизни. В конце того же 1874 года Яблочков оставляет службу на телеграфе и открывает в Москве электротехническую мастерскую и магазин при ней.

Но, увы, насколько велик был инженерный талант наследника старинного дворянского рода, настолько же малы оказались его коммерческие способности. В течение буквально одного года мастерская Павла Яблочкова и магазин пришли в полный упадок: изобретатель тратил на свои исследования и опыты куда больше денег, чем ему удавалось зарабатывать. И тогда Павел Николаевич решился на отчаянный шаг: он задумал отправиться за океан, в Америку, надеясь найти там либо спрос на свои исследования, которого не было на родине, либо инвестора, который смог бы обратить его опыты в капитал.

В дальний путь Яблочков отправился осенью 1875 года, надеясь успеть доехать до конца работы Филадельфийской выставки. Павлу Николаевичу очень хотелось продемонстрировать на ней недавно изобретенный электромагнит с плоской обмоткой — свое первое изобретение, которое он довел до получения патента.

Но до Филадельфии русский изобретатель так и не доехал: денежные затруднения остановили его задолго до берега океана, в Париже. Понимая, что теперь он может рассчитывать только на собственные познания в электротехнике и на того, кто сможет оценить и пристроить к делу его изобретения, Яблочков идет к академику Луи Бреге — известному в то время специалисту по телеграфу и владельцу электротехнической мастерской. И академик-француз сразу понимает, что удача привела к нему гения: он без лишних формальностей принимает Павла Николаевича на работу в ожидании, что новичок быстро себя покажет.

И эти ожидания в полной мере оправдались в начале 1876 года. 23 марта Яблочков получил во Франции свой первый патент № 112024 на электрическую дуговую лампу — тогда ее еще никто не называл «свечой Яблочкова». Известность пришла чуть позже, когда мастерская Бреге отправила своего представителя, то есть Яблочкова, на выставку физических приборов в Лондон. Там-то русский изобретатель 15 апреля 1876 года впервые публично продемонстрировал свое изобретение — и навсегда вошел в историю…

Яркий свет «свечи Яблочкова»

Из Лондона «свеча Яблочкова» начала триумфальное шествие по всему миру. Первыми преимущества нового источника света оценили жители Парижа, где фонари со «свечами Яблочкова» появились зимой-весной 1877 года. Затем пришла очередь Лондона, Берлина, Рима, Вены, Сан-Франциско, Филадельфии, Рио-де-Жанейро, Дели, Калькутты, Мадраса… К 1878 году «русская свеча» добирается и до родины своего создателя: первые фонари ставят в Кронштадте, а потом ими освещается Каменный театр в Санкт-Петербурге.

Устройство электрической «свечи Яблочкова». Изображение: by-time.ru

Первоначально все права на свои изобретения Павел Яблочков передал Союзу изучения электрического света (системы Яблочкова), по-французски — Le Syndicat d»études de la lumière électrique (système Jablochkoff). Чуть позже на его основе возникла и стала всемирно известной Генеральная электрическая компания — Société Générale d»électricité (procédés Jablochkoff). О том, насколько велики были обороты фирмы, производившей и продававшей «свечи Яблочкова», можно судить по такому факту: ежедневно она выпускала 8000 таких свечей, и все они расходились без остатка.

Но Яблочков мечтал вернуться в Россию, чтобы поставить свои изобретения ей на службу. Кроме того, успех, которого он добился в Европе, ободрил его и, видимо, вселил надежду, что теперь коммерчески состоятельным он сможет быть и в России. В итоге, выкупив за сумасшедшую по тем временам сумму — миллион франков! — права на свои патенты у французской компании, Павел Николаевич отправляется в обратный путь, на родину.

В 1879 году в Санкт-Петербурге появляется «Товарищество электрического освещения П.Н. Яблочков-изобретатель и К°», а вскоре Яблочков организует и электромеханический завод. Но повторить успех Société Générale d»électricité в России, увы, не получилось. Как писала в своих воспоминаниях вторая супруга Яблочкова, «менее практического человека, как Яблочков, трудно было встретить, и выбор сотрудников был неудачный… Деньги были истрачены, мысль об устройстве Русского общества с капиталом извне не удалась, и дело в России заглохло».

К тому же торговля «свечами Яблочкова» вовсе не была жизненной целью Павла Николаевича: он гораздо больше вдохновлялся работами над новыми электрическими машинами — генераторами переменного тока и трансформаторами, а также дальнейшими работами над распределением электрического тока в цепях и над химическими источниками электрического тока. И вот как раз эти научные изыскания, к сожалению, не находили понимания на родине изобретателя — несмотря на то что коллеги-ученые высоко оценили его работы. Решив, что европейские предприниматели гораздо скорее заинтересуются новыми агрегатами, Яблочков вновь покидает родину и в 1880 году возвращается в Париж. Меньше чем через год, в 1881 году, на парижской Всемирной выставке «свеча Яблочкова» вновь принесет славу своему создателю — и тогда же станет ясно, что ее экономический век оказался таким же коротким, как и время работы каждой отдельной свечи. На мировую сцену выходили лампы накаливания Томаса Эдисона, и Яблочкову оставалось только наблюдать за триумфом американца, построившего свой бизнес на минимальных доработках изобретений своего русского коллеги и его земляков.

В Россию Павел Яблочков вернулся только 12 лет спустя, в 1893 году. К этому времени здоровье его было окончательно подорвано, коммерческие дела — в расстройстве, а на полноценную научную работу уже не хватало сил. 31 марта 1894 года величайший изобретатель, один из первых российских инженеров с мировым именем Павел Николаевич Яблочков умер — как говорят свидетели его последних месяцев жизни, так и не прекратив своих опытов. Правда, последние из них ему пришлось вести уже в небогатом номере саратовской гостиницы, откуда гениальный электротехник живым так и не вышел.

«…Всем этим мир обязан нашему соотечественнику»

Какое же научно-техническое наследство оставил после себя Павел Яблочков? Надо заметить, что оценить его по достоинству не удалось по сей день: немалая часть научного архива Павла Николаевича попросту пропала во время его многочисленных переездов. Но даже те сведения, которые сохранились в патентных архивах и документах, воспоминаниях современников, дают представление о том, что Яблочкова нужно относить к числу отцов-основателей современной электротехники.

Конечно, главное и самое знаменитое изобретение Яблочкова — это легендарная «свеча Яблочкова». Она до гениальности проста: два угольных электрода, соединенных тонкой металлической нитью для поджига и разделенных по всей длине каолиновым изолятором, испарявшимся по мере выгорания электродов. В каолин Яблочков быстро догадался добавлять различные металлические соли, что позволяло менять тон и насыщенность света ламп.

Почтовая марка СССР, посвященная П.Н. Яблочкову, 1951 года выпуска. Изображение: wikipedia.org

Во-вторых, это магнитоэлектрическая машина переменного тока без вращательного движения (предшественница одного из знаменитых изобретений инженера Николы Тесла): на нее Яблочков получил один из французских патентов. Такой же патент он оформил на магнитодинамоэлектрическую машину, в которой не было подвижных обмоток. И намагничивающая обмотка, и обмотка, в которой индуктировалась электродвижущая сила, оставались неподвижными, а вращался зубчатый железный диск, менявший при движении магнитный поток. За счет этого изобретателю удалось избавиться от скользящих контактов и сделать простую и надежную по конструкции машину.

Совершенно оригинальной по конструкции была и «клиптическая машина Яблочкова», название которой изобретатель дал, как он сам писал, по расположению «оси вращения под углом относительно оси магнитного поля, которое напоминает наклон эклиптики». Правда, практического смысла в такой мудреной конструкции было немного, но современная Яблочкову электротехника во многом шла не от теории, а от практики, которая требовала в том числе и таких вот необычных построений.

А исследования в области получения электроэнергии за счет химических реакций и создания гальванических элементов, которыми Яблочков увлекся в последнее десятилетие своей жизни, получили адекватную оценку лишь полвека спустя. В середине ХХ века специалисты оценили их так: «Все созданное Яблочковым в области гальванических элементов отличается необыкновенно богатым разнообразием принципов и конструктивных решений, свидетельствующих об исключительных интеллектуальных данных и выдающемся таланте изобретателя».

Лучше всего роль Павла Николаевича Яблочкова в мировой истории электротехники сформулировал его коллега по электротехническому кружку при Политехническом университете Владимир Чиколев. Причем сформулировал, будучи категорическим противником многих идей Яблочкова. Однако это не помешало Чиколеву по достоинству оценить новаторство Павла Николаевича. В 1880 году он написал о нем так: «Я считаю, что главнейшая заслуга Яблочкова не в изобретении его свечи, а в том, что под знаменем этой свечи он с неугасимой энергией, настойчивостью, последовательностью поднял за уши электрическое освещение и поставил его на подобающий пьедестал. Если затем электрическое освещение получило кредит в обществе, если прогресс его, поддерживаемый доверием и средствами публики, пошел затем столь гигантскими шагами, если на усовершенствование этого освещения устремились мысли работников, между которыми фигурируют знаменитые имена Сименса, Жамена, Эдисона и др., то всем этим мир обязан нашему соотечественнику Яблочкову».

И Яблочков, и Лодыгин были «временными» эмигрантами. Они не собирались покидать родину навсегда и, достигнув успеха в Европе и Америке, вернулись обратно. Просто Россия во все времена «стопорила», как сегодня модно говорить, инновационные разработки, и порой проще было поехать во Францию или США и там «продвинуть» свое изобретение, а потом триумфально вернуться домой известным и востребованным специалистом. Это можно назвать технической эмиграцией — не из-за нищеты или нелюбви к родным разбитым дорогам, а именно с целью оттолкнуться от заграницы, чтобы заинтересовать собой и родину, и мир.

Судьбы этих двух талантливых людей очень похожи. Оба родились осенью 1847 года, служили в армии на инженерных должностях и почти одновременно уволились в близких чинах (Яблочков — поручика, Лодыгин — подпоручика). Оба в середине 1870-х сделали важнейшие изобретения в области освещения, развивали их в основном за границей, во Франции и США. Правда, позже их судьбы разошлись.

Итак, свечи и лампы.

НИТИ НАКАЛИВАНИЯ

Первым делом стоит заметить, что Александр Николаевич Лодыгин не изобрел лампу накаливания. Как не сделал этого и Томас Эдисон, которому Лодыгин в итоге продал ряд своих патентов. Формально пионером использования для освещения раскаленной спирали стоит считать шотландского изобретателя Джеймса Боумана Линдси. В 1835 году в городе Данди он провел публичную демонстрацию освещения пространства вокруг себя с помощью раскаленной проволоки. Он показывал, что такой свет позволяет читать книги без применения привычных свечей. Однако Линдси был человеком множества увлечений и светом больше не занимался — это был лишь один из череды его «фокусов».

А первую лампу со стеклянной колбой в 1838 году запатентовал бельгийский фотограф Марселлен Жобар. Именно он ввел ряд современных принципов лампы накаливания — откачал из колбы воздух, создав там вакуум, применил угольную нить и так далее. После Жобара было еще много электротехников, внесших свой вклад в развитие лампы накаливания, — Уоррен де ла Рю, Фредерик Маллинс (де Молейнс), Жан Эжен Робер-Уден, Джон Веллингтон Старр и другие. Робер-Уден, к слову, вообще был иллюзионистом, а не ученым — лампу он спроектировал и запатентовал в качестве одного из элементов своих технических трюков. Так что к появлению на «ламповой арене» Лодыгина все уже было готово.

Родился Александр Николаевич в Тамбовской губернии в семье знатной, но небогатой, поступил, как многие дворянские отпрыски того времени, в кадетский корпус (сперва в подготовительные классы в Тамбове, затем — в основное подразделение в Воронеже), служил в 71-м Белевском полку, учился в Московском юнкерском пехотном училище (ныне — Алексеевское), а в 1870-м ушел в отставку, потому что душа его к армии не лежала.

В училище он готовился по инженерной специальности, и это сыграло не последнюю роль в его увлечении электротехникой. После 1870-го Лодыгин плотно занялся работой над совершенствованием лампы накаливания, а заодно вольнослушателем посещал Петербургский университет. В 1872 году он подал заявку на изобретение под названием «Способ и аппараты электрического освещения» и двумя годами позже получил привилегию. Впоследствии он запатентовал свое изобретение в других странах.

Что же изобрел Лодыгин?

Лампочку накаливания с угольным стержнем. Вы скажете — так ведь еще Жобар использовал подобную систему! Да, безусловно. Но Лодыгин, во-первых, разработал намного более совершенную конфигурацию, а во-вторых, догадался, что вакуум — не идеальная среда и увеличить КПД и срок службы можно, наполнив колбу инертными газами, как делается в подобных лампах сегодня. Именно в этом был прорыв мирового значения.

Он основал компанию «Русское товарищество электрического освещения Лодыгин и К°», был успешен, работал над множеством изобретений, в том числе, кстати, над водолазным оборудованием, но в 1884-м был вынужден покинуть Россию по политическим причинам. Да, из-за них уезжали во все времена. Дело было в том, что смерть Александра II от бомбы Гриневицкого привела к массовым облавам и репрессиям в среде сочувствующих революционерам. В основном это была творческая и техническая интеллигенция — то есть общество, в котором вращался Лодыгин. Уехал он не от обвинений в каких-либо противоправных действиях, а скорее от греха подальше.

До того он уже работал в Париже, а теперь перебрался в столицу Франции жить. Правда, созданная им за рубежом компания довольно быстро разорилась (бизнесменом Лодыгин был очень сомнительным), и в 1888 году он переехал в США, где устроился на работу в Westinghouse Electric («Вестингауз электрик»). Джордж Вестингауз привлекал к своим разработкам ведущих инженеров со всего мира, порой перекупая их у конкурентов.

В американских патентах Лодыгин закрепил за собой первенство в разработке ламп с нитями накаливания из молибдена, платины, иридия, вольфрама, осмия и палладия (не считая многочисленных изобретений в других сферах, в частности патента на новую систему электрических печей сопротивления). Вольфрамовые нити используются в лампочках и сегодня — по сути, Лодыгин в конце 1890-х придал лампе накаливания окончательный вид. Триумф ламп Лодыгина пришелся на 1893 год, когда компания Вестингауза выиграла тендер на электрификацию Всемирной выставки в Чикаго. По иронии судьбы позже, перед отъездом на родину, патенты, полученные в США, Лодыгин продал вовсе не Вестингаузу, а General Electric Томаса Эдисона.

В 1895 году он снова переехал в Париж и там женился на Алме Шмидт, дочери немецкого эмигранта, с которой познакомился в Питтсбурге. А еще спустя 12 лет Лодыгин с женой и двумя дочерьми вернулся в Россию — всемирно известным изобретателем и электротехником. У него не было проблем ни с работой (он преподавал в Электротехническом институте, ныне СПбГЭТУ «ЛЭТИ»), ни с продвижением своих идей. Он занимался общественно-политической деятельностью, работал над электрификацией железных дорог, а в 1917-м с приходом новой власти снова уехал в США, где его приняли весьма радушно.

Пожалуй, Лодыгин — это настоящий человек мира. Живя и работая в России, Франции и США, он везде добивался своего, везде получал патенты и внедрял свои разработки в жизнь. Когда в 1923 году он умер в Бруклине, об этом написали даже газеты РСФСР.

Именно Лодыгина можно назвать изобретателем современной лампочки в большей мере, нежели любого из его исторических конкурентов. Но вот основоположником уличного освещения был вовсе не он, а другой великий русский электротехник — Павел Яблочков, не веривший в перспективы ламп накаливания. Он шел своим путем.

СВЕЧА БЕЗ ОГНЯ

Как отмечалось выше, жизненные пути у двух изобретателей были сперва схожи. По сути, можно просто скопировать часть биографии Лодыгина в этот подраздел, заменив имена и названия учебных заведений. Павел Николаевич Яблочков тоже родился в семье мелкопоместного дворянина, учился в Саратовской мужской гимназии, затем — в Николаевском инженерном училище, откуда вышел в чине инженера-подпоручика и отправился служить в 5-й саперный батальон Киевской крепости. Служил он, правда, недолго и менее чем через год вышел в отставку по здоровью. Другое дело, что на гражданском поприще толковой работы не нашлось, и еще через два года, в 1869-м, Яблочков вернулся в армейские ряды и для повышения квалификации был откомандирован в Техническое гальваническое заведение в Кронштадте (ныне — Офицерская электротехническая школа). Именно там он всерьез заинтересовался электротехникой — заведение готовило военных специалистов для всех связанных с электричеством работ в армии: телеграфа, систем подрыва мин и так далее.

В 1872 году 25-летний Яблочков окончательно ушел в отставку и начал работу над собственным проектом. Он справедливо считал лампы накаливания бесперспективными: действительно, на тот момент они были тусклыми, энергозатратными и не слишком долговечными. Куда больше Яблочкова интересовала технология дуговых ламп, которую в самом начале XIX века независимо друг от друга стали разрабатывать двое ученых — русский Василий Петров и англичанин Гемфри Дэви. Оба они в одном и том же 1802 году (хотя относительно даты «презентации» Дэви есть разночтения) представили перед высшими научными организациями своих стран — Королевским институтом и Петербургской академией наук — эффект свечения дуги, проходящей между двух электродов. На тот момент практического применения этому явлению не было, но уже в 1830-х начали появляться первые дуговые лампы с угольным электродом. Наиболее известным инженером, разрабатывавшим такие системы, был англичанин Уильям Эдвардс Стейт, получивший ряд патентов на угольные лампы в 1834 — 1836 годах и, что главное, разработавший важнейший узел подобного устройства — регулятор расстояния между электродами. В этом крылась основная проблема угольной лампы: по мере того как электроды выгорали, расстояние между ними увеличивалось, и их нужно было сдвигать, чтобы дуга не погасла. Патенты Стейта использовались как базовые множеством электротехников по всему миру, а его лампы освещали ряд павильонов на Всемирной выставке 1851 года.

Яблочков же задался целью исправить основной недостаток дуговой лампы — необходимость обслуживания. Около каждой лампы должен был постоянно присутствовать человек, подкручивающий регулятор. Это сводило на нет преимущества и яркого света, и относительной дешевизны изготовления.

В 1875 году Яблочков, так и не найдя применения своим умениям в России, уехал в Париж, где устроился инженером в лабораторию знаменитого физика Луи-Франсуа Бреге (его дед основал часовую марку Breguet) и сдружился с его сыном Антуаном. Там в 1876 году Яблочков получил первый патент на дуговую лампу без регулятора. Суть изобретения состояла в том, что длинные электроды располагались не концами друг к другу, а рядом, параллельно. Они были разделены слоем каолина — материала инертного и не позволяющего дуге возникнуть по всей длине электродов. Дуга появлялась только на их концах. По мере выгорания видимой части электродов каолин плавился и свет спускался вниз по электродам. Горела такая лампа не более двух-трех часов — но зато невероятно ярко.

«Свечи Яблочкова», как прозвали новинку журналисты, снискали сумасшедший успех. После демонстрации ламп на лондонской выставке сразу несколько компаний выкупили у Яблочкова патент и организовали массовое производство. В 1877 году первые «свечи» загорелись на улицах Лос-Анджелеса (американцы купили партию сразу после публичных демонстраций в Лондоне, еще до серийного производства). 30 мая 1878 года первые «свечи» зажглись в Париже — около Оперы и на площади Звезды. Впоследствии лампы Яблочкова освещали улицы Лондона и ряда американских городов.

Как же так, спросите вы, они же горели всего два часа! Да, но это было сравнимо со временем «работы» обычной свечи, и при этом дуговые лампы были невероятно яркими и более надежными. И да, фонарщиков требовалось много — однако не больше, чем для обслуживания повсеместно использовавшихся газовых фонарей.

Но подступали лампы накаливания: в 1879 году британец Джозеф Суон (впоследствии его компания сольется с компанией Эдисона и станет крупнейшим осветительным конгломератом в мире) поставил около своего дома первый в истории фонарь уличного освещения с лампой накаливания. За считаные годы эдисоновские лампы сравнялись по яркости со «свечами Яблочкова», имея при том значительно более низкую стоимость и время работы 1000 часов и более. Короткая эпоха дуговых ламп завершилась.

В целом это было логично: безумный, невероятный взлет «русского света», как называли «свечи Яблочкова» в США и Европе, не мог продолжаться долго. Падение стало еще более стремительным — уже к середине 1880-х годов не осталось ни одного завода, который производил бы «свечи». Впрочем, Яблочков работал над различными электросистемами и пытался поддерживать свою былую славу, ездил на конгрессы электротехников, выступал с лекциями, в том числе в России.

Окончательно он вернулся в 1892 году, причем потратив сбережения на выкуп собственных же патентов у европейских правообладателей. В Европе его идеи уже были никому не нужны, а на родине он надеялся найти поддержку и интерес. Но не сложилось: к тому времени из-за многолетних экспериментов с вредными веществами, в частности с хлором, здоровье Павла Николаевича начало стремительно ухудшаться. Подводило сердце, подводили легкие, он перенес два инсульта и скончался 19 (31) марта 1894 го- да в Саратове, где жил последний год, разрабатывая схему электрического освещения города. Ему было 47 лет.

Возможно, если бы Яблочков дожил до революции, он повторил бы судьбу Лодыгина и уехал бы во второй раз — теперь уже навсегда.

Сегодня дуговые лампы получили новую жизнь — по этому принципу работает ксеноновое освещение во вспышках, автомобильных фарах, прожекторах. Но значительно более важным достижением Яблочкова является то, что он первым доказал: электрическое освещение общественных пространств и даже целых городов — возможно.

Лучшие умные лампочки для Apple HomeKit 2021 года

Предоставлено: Reviewed / Nick Schmiedicker

Лампы Philips Hue White и Color Ambiance предлагают одни из самых ярких и ярких цветов среди всех протестированных нами интеллектуальных ламп, которые работают с Alexa.

Как мы тестировали умные лампочки для Apple HomeKit

Тестер

Привет, я Рэйчел. Я живу в доме, полном интеллектуальных динамиков с голосовым управлением, дистанционно управляемых выключателей света, камер видеонаблюдения и множества других подключенных устройств.Я старший штатный автор раздела «Умный дом» в Reviewed, помогаю тестировать все, от умных кофеварок и мониторов воды в бассейне до новейших видеодомофонов и систем домашней безопасности. Я добавляю результаты к предыдущему тестированию, проведенному Сарой Ковач, бывшим редактором журнала Reviewed по умному дому.

Испытания

Чтобы определить, какая интеллектуальная лампочка лучше всего подходит для Apple HomeKit, мы купили самые продаваемые лампы с наивысшим рейтингом и протестировали их в реальных условиях дома, с маршрутизатором Eero Mesh Wi-Fi, в лампах и осветительных приборах.Мы установили лампочки с помощью приложения Home, а также сопутствующих приложений на устройствах iOS, чтобы оценить простоту использования каждой лампочки и посмотреть, одинаковы ли ощущения на обеих платформах, протестировав время отклика через сеть Wi-Fi и данные. Мы также подключили каждую лампочку к Siri, чтобы измерить ее функциональность и реакцию на голосовые команды.

Что нужно знать об умных лампах Apple HomeKit

Все о домашних концентраторах Apple

Кредит: Пересмотрено / Рэйчел Мерфи

Мы протестировали интеллектуальные лампочки с помощью Apple HomePod (производство прекращено), но вы также можете использовать iPad, HomePod Mini или Apple TV в качестве домашнего концентратора.

Apple Home Hub необходим для управления устройствами с поддержкой HomeKit и запуска автоматизации, когда вы находитесь вдали от дома с помощью приложения Home или голосового управления Siri. Домашний концентратор работает как любой умный домашний концентратор, выступая в качестве посредника между вами и вашими устройствами для удаленного управления, когда вас нет дома.

iPad, HomePod Mini, Apple TV или HomePod, выпуск которого прекращен (если он у вас есть), работают как домашний концентратор. Устройства должны оставаться дома, рядом с вашими гаджетами HomeKit, чтобы вы могли управлять ими, когда вы находитесь вдали от дома.

Как настроить умную лампу Apple HomeKit

Все устройства HomeKit имеют сканируемый штрих-код с восьмизначным числом. Эти коды и номера уникальны для ваших гаджетов и необходимы для настройки. Чтобы установить лампочку Apple HomeKit, прикрутите ее к светильнику. Откройте приложение Home на своем устройстве iOS> коснитесь значка «+» в правом верхнем углу> добавьте аксессуар. Отсканируйте штрих-код на лампочке в приложении Home, введите код вручную или дождитесь появления аксессуара в приложении (убедитесь, что он включен).

Второй штрих-код обычно можно найти в руководстве по эксплуатации, если у вас возникли проблемы со сканированием кода непосредственно с лампочки. Приложение Home проведет вас через последние шаги, но интеграция лампочек в Apple HomeKit не займет больше минуты или двух.

Опробовать функции освещения Apple HomeKit

Домашний концентратор также необходим, чтобы воспользоваться функцией адаптивного освещения Apple. Это дополнительная функция, которая позволяет вашим лампам изменять цветовую температуру в зависимости от времени суток.По сути, это автопилот для тех, кто не хочет возиться со своими лампочками в течение дня.

Хотя не все светильники HomeKit в настоящее время предлагают адаптивное освещение, можно ожидать, что эта функция станет более распространенной, поскольку лампы с поддержкой Siri адаптируются к новейшим технологиям. Приложение Home предлагает и другие полезные средства автоматизации, такие как включение света, когда первый человек приходит домой, и выключение его, когда последний человек уходит.

Privacy и Apple HomeKit

При использовании дома подключенных к Интернету устройств всегда существует угроза безопасности, но есть способы защитить свою конфиденциальность при использовании устройств HomeKit.Apple утверждает, что все пользовательские данные HomeKit зашифрованы локально (то есть на вашем домашнем концентраторе) перед передачей в облако, чтобы никто, кроме вас, не имел к ним доступа. Инфраструктура HomeKit использует iCloud, iOS, iPadO и macOS для «защиты и синхронизации личных данных, не раскрывая их» другим лицам, включая сотрудников Apple. Для дополнительной защиты учетной записи включите двухфакторную аутентификацию и убедитесь, что ваш пароль уникален и его трудно угадать. Вы можете узнать больше о политике безопасности данных Apple HomeKit.

Следует знать, что Apple по умолчанию сохраняет ваше голосовое взаимодействие с Siri (один из основных способов управления аксессуарами HomeKit) и может просматривать аудиоклипы, чтобы повысить точность Siri. Вы можете отказаться от этого, отключив Siri и Diction в разделе «Настройки»> «Конфиденциальность»> «Аналитика и улучшение»> «Отключив« Улучшение Siri и диктовки ». Чтобы удалить историю голоса Siri на HomePod, откройте приложение «Дом», нажмите и удерживайте значок HomePod, выберите «История Siri», нажмите «Удалить историю Siri» и подтвердите удаление.Чтобы удалить историю голоса Siri на iPhone или iPad, откройте «Настройки»> «Siri и поиск»> «История Siri и диктовок»> «Удалить историю Siri и диктовок». Для получения дополнительной информации ознакомьтесь с заявлением Apple об отказе от ответственности за диктовку Siri и о конфиденциальности.


Другие протестированные нами умные лампы

Другие статьи, которые могут вам понравиться

Проверяем нашу работу.

Наша команда работает с одной целью: помочь вам купить самое лучшее и полюбить то, что у вас есть.Наши писатели, редакторы и лаборанты одержимы продуктами, которые мы освещаем, чтобы вы были уверены и довольны. Есть другое мнение о том, что мы рекомендуем? Напишите нам, и мы сравним заметки.

Напишите нам по электронной почте

умных лампочек IKEA получают поддержку Apple HomeKit и Amazon Alexa

После запуска серии интеллектуального освещения в начале этого года IKEA наконец-то выпустила для них поддержку Apple HomeKit и Amazon Alexa.

После запуска серии интеллектуального освещения в начале этого года IKEA наконец-то выпустила для них поддержку Apple HomeKit и Amazon Alexa.

Получив последнюю версию приложения IKEA Tradfri из App Store, пользователи получат код HomeKit для своих интеллектуальных лампочек IKEA, который можно добавить в приложение Apple Home. Затем они могут просто попросить Siri включить или выключить свет.

Помимо управления лампочками в приложении «Дом» или через Siri, пользователи могут включать интеллектуальные устройства разных производителей и управлять ими вместе.С помощью функции сцены команда Siri, например «Доброе утро», может вызвать зажигание лампочек от IKEA и Philips Hue в гостиной при запуске умной кофемашины.

Пользователям потребуется шлюз Tradfri для включения интеграции HomeKit, которая в настоящее время поддерживает только интеллектуальные лампочки. Диммерные переключатели и другие аксессуары от IKEA не поддерживают HomeKit.

В регионах, где доступен Amazon Echo, пользователи также получат интеграцию с Alexa с обновлением.Другими словами, они могут попросить Alexa включить или выключить свет и, возможно, создать подпрограммы Alexa, чтобы объединить устройства разных производителей вместе для автоматизации с помощью одной единственной команды.

Однако обещанная ранее совместимость с Google Home не была реализована с этим обновлением. IKEA не сообщила подробностей о том, когда прибудет поддержка.

Войдя в пространство умного дома, IKEA оказала определенное влияние на отрасль. Располагая розничными магазинами по всему миру, компания повысила осведомленность и осведомленность общественности, а также повысила узнаваемость продуктов для умного дома.Это также привело к снижению цен, сделав гаджеты для умного дома более доступными для среднего потребителя.

Компания продает умные лампочки, световые панели, светильники для шкафов и аксессуары, такие как беспроводной пульт дистанционного управления, датчик движения и шлюз. Цена варьируется от 295 долларов США (шкаф двойной ширины с двумя светодиодными дверцами) до 25 долларов США (стандартная светодиодная умная лампочка). Базовая комплектация, включающая шлюз, беспроводной пульт дистанционного управления и две умные лампочки, будет стоить около 85 долларов США.

Ожидается, что с новой интеграцией HomeKit и Alexa линейка IKEA понравится большему количеству владельцев умных домов.

Лучшие умные лампочки | CNN с пониженной оценкой

CNN —

Замена стандартных лампочек на умные — те, которые напрямую подключаются к интеллектуальным экосистемам для удаленного управления освещением — это, пожалуй, самый простой шаг на пути к «наведению порядка» в доме.CNN Underscored провела последние несколько месяцев, тестируя 10 умных лампочек с самым высоким рейтингом, оценивая их на основе настроек каждой, яркости и цвета, а также надежности подключения к системам умного дома. И все это тестирование привело к явному победителю:

Wyze Bulb Color сочетает в себе доступность и функциональность, как никакая другая лампочка, которую мы тестировали, может похвастаться простым и мгновенным управлением (будь то через приложение Wyze или с помощью различных умных помощников), тысячами вариантов цвета и различной световой температурой при отбрасывании белого света.

Джейк Крол / CNN

Умная лампочка Wyze

Wyze Bulb Color соответствует всем требованиям, которые вы хотите получить от умной лампы, опережая все другие протестированные нами лампы — независимо от их цены.

Лампа Wyze воспроизводила цвета точно — то есть, например, красный не переходил в розовый или оранжевый, что мы подтвердили с помощью датчика цвета, — и переключался между уровнями яркости таким образом, что превосходил даже вариант Philips Hue, который в три раза дороже.Благодаря высокому уровню яркости Wyze также смог покрасить стены способом, который обычно требует конфигурации лампы и световой полосы. А если вы предпочитаете белый свет, у вас есть возможность отрегулировать температуру, изменив получаемый свет с более теплого, оранжевого свечения на более холодный, более естественный белый свет.

Джейк Крол / CNN

Умная лампочка Wyze

От распаковки до управления светом, Wyze был таким же простым, как обычная старая лампочка.Мы просто ввернули лампочку в приспособление, открыли приложение Wyze, чтобы завершить настройку — и все. При использовании приложение действует как удобный центр управления. Коснитесь цветовой лампы, чтобы включить ее, и откройте специальную панель управления, затем выберите оттенок на цветовом круге, заполненном тысячами вариантов. Bulb Color действительно реагирует на команды, для регистрации и визуализации определенных элементов управления требуется меньше секунды. Мы не столкнулись с какими-либо задержками с управлением лампочками Wyze, хотя домашняя сеть Wi-Fi может влиять на эти скорости.

Wyze

Приложение для умных лампочек Wyze

Сопряжение лампочки с Alexa или Google Assistant было одинаково плавным, что позволило нам легко управлять функциями через соответствующие приложения (Alexa или Google Home) и через сами умные колонки. Таким образом, все, что нужно было, чтобы изменить атмосферу в комнате, — это попросить Алексу, например, изменить цвет света.

Джейк Крол / CNN

Умная лампочка Wyze

Однако Wyze не предлагает сопряжение с Apple HomeKit.Так что, если вам это необходимо, мы предлагаем Nanoleaf Essentials Bulb, хотя он обменивает Wi-Fi-соединение на Thread (ячеистая сеть, которая не тормозит и не перегружает ваш Wi-Fi). Вам понадобится HomePod Mini или Apple TV 4K 2021 года с новым пультом Siri Remote, поскольку они действуют как маршрутизатор потоков. Essentials Bulb предлагает яркие и яркие цвета, а также быстрое управление через приложение Home или Siri на вашем устройстве Apple.

За четыре месяца CNN Underscored проверила 10 умных лампочек.

Джейк Крол / CNN

Получив каждую лампочку, мы внимательно изучили и рассчитали время, необходимое для настройки. Мы протестировали каждую лампочку в нескольких светильниках — в традиционной настольной лампе, подвесных светильниках над прилавком, высоких торшерах и отдельных розетках — отметив, насколько хорошо каждая лампочка может излучать свет и сохранять соединение. Мы проверили, сколько времени требуется для регистрации команды и как быстро срабатывает процедура. Когда дело дошло до Alexa, Google Assistant или Siri, мы протестировали каждую лампочку со всеми экосистемами, с которыми она могла интегрироваться.Наконец, мы внимательно изучили прилагаемую гарантию, чтобы увидеть, на что она будет распространяться.

LIFX A19 Белый (9,99 долл. США; amazon.com )

Лампа LIFX A19 White — довольно простая и стандартная лампа. Настройка прошла быстро, немного дольше по сравнению с Wyze Bulb, но у нас не было серьезных проблем с подключением к ней. Как и в случае с Wyze, вам потребуется создать собственную учетную запись LIFX, чтобы настроить ее. Как и белая лампочка, она не может создавать цвета, но позволяет переключать температуру белого.В целом это довольно стандартная белая лампочка с возможностью подключения к трем основным экосистемам: Amazon, Google и Apple.

LIFX Mini (29,99 доллара США, первоначально 34,99 доллара США; amazon.com )

LIFX Mini — это крошечная лампочка, которая по-прежнему может создавать много света и не жертвовать его качеством. Как и LIFX A19 White, описанный выше, он поддерживает Amazon Alexa, Google Assistant и Apple HomeKit, при этом не требуется концентратора.Мы просто думаем, что вы платите больше за немного меньшую сборку, когда вы можете выбрать комплект из двух ламп Wyze Bulb по более низкой цене.

Лампа Nanoleaf Essentials (19,99 долларов США; nanoleaf.com )

Если у вас есть HomePod Mini и вы хотите использовать HomeKit в качестве экосистемы умного дома, Essentials Bulb имеет большой смысл. Он не засоряет вашу сеть Wi-Fi, поскольку использует (и, как мы уже упоминали, усиливает) сеть Thread для надежного подключения.Но пока это только Apple, и это немного его ограничивает. Тем не менее, качество света и яркости находятся на одном уровне с нашим лучшим выбором.

Kasa Smart Bulb (14,99 доллара США, первоначально 21,99 доллара США; amazon.com )

Smart Bulb от Kasa — довольно заурядная лампа. Он также работает с Amazon Alexa или Google Assistant прямо из коробки, но процесс настройки не был таким плавным, как Wyze Bulb Color. Кроме того, лампа Kasa не так быстро реагировала по Wi-Fi на управление и отображение изменений цвета или яркости.

Philips Hue White Bluetooth (19,98 долларов США; amazon.com или 19,99 долларов США; philipshue.com )

Как и лампа Bluetooth от Philips Hue, давний бренд смог снизить стоимость, но также и сократить перечень функций. Эта лампочка по-прежнему находится в приложении Philips Hue, но подключается только через Bluetooth, и вы можете использовать только 10 лампочек. Это не самая длинная взлетно-посадочная полоса, и связь была не такой прочной, как у других ламп, которые мы тестировали — заметно отставая от стандартных ламп Philips Hue и даже от нашего фаворита.

Philips Hue White Ambiance (25,99 долларов США; amazon.com или 24,99 долларов США; philipshue.com )

Лампа White Ambiance основана на опции Bluetooth с широким диапазоном оттенков от одной белой лампы. Да, традиционная регулировка яркости присутствует, но Philips Hue расширяет ее, добавляя более теплые и холодные тона. Все это размещено в приложении Philips Hue для Android или iOS (то же, что и выше), и вы можете интегрироваться с экосистемами умного дома (включая Amazon, Google и Apple).Тем не менее, вам нужно будет получить Hue Bridge за дополнительные 59,99 доллара для полных функций.

Philips Hue White and Color (49,97 долларов США; amazon.com или 49,99 долларов США; philipshue.com )

Лампа, благодаря которой Philips Hue стала популярной, в нашем тестировании показала хорошие результаты, но это уже не единственный вариант. Цвет лампы Wyze доказывает, что со временем бренд может подобрать цвет и набор функций по гораздо более низкой цене.Philips Hue White and Color по-прежнему предлагает яркий выбор цветов, уникальные предустановленные режимы и широкие возможности подключения. Вам нужно будет вложить средства в Hue Bridge, чтобы получить максимальную отдачу от системы, и хотя он обеспечивает надежное соединение, для большинства пользователей в этом нет необходимости. Однако Philips Hue поддерживает Amazon Alexa, Google Assistant и Apple HomeKit прямо из коробки.

Кольцо A19 (14,99 $; amazon.com )

Мы большие поклонники Ring во многих продуктовых линейках, и лампочка A19 хорошо работает в определенных условиях.Бренд, принадлежащий Amazon, по-прежнему уделяет первоочередное внимание безопасности, а лампочка A19 — это способ осветить ваш дом, когда вас нет дома. Он может срабатывать, чтобы загореться, если датчик обнаруживает движение или если кто-то подхватил дверной звонок. Если вы работаете в экосистеме Ring, A19 Bulb имеет большой смысл и использует сеть Amazon Sidewalk для надежного подключения. Но для этого вам понадобится Мост кольцевого освещения.

Wyze Bulb (11,98 долларов США; amazon.ком )

Оригинальная лампа Wyze Bulb — это действительно тот же продукт, что и наш лучший выбор, Wyze Bulb Color, но только одного цвета. Им управляет то же интуитивно понятное приложение Wyze для Android или iOS. Сопряжение происходит быстро, и вы можете расширить управление до экосистемы умного дома, такой как Amazon или Google, без покупки концентратора. Более того, Wyze Bulb Color имеет наибольший смысл.

Подробнее из практического тестирования CNN Underscored:

Лучшие умные лампочки на 2021 год — The Plug

С помощью умных лампочек вы можете осветить любую комнату в своем доме с помощью простых голосовых команд.Таким образом, вам никогда не придется возиться в темноте в поисках выключателя света. Некоторые умные лампочки также позволяют изменять цвет фонарей или настраивать их включение и выключение в определенное время. Вот наш список лучших умных лампочек, которые вы можете получить для экосистем Alexa, Google Home и Apple HomeKit.

Чтобы ваши умные фонари работали, вам потребуется надежное соединение Wi-Fi. Чтобы узнать, насколько высока скорость вашего Интернета в любом месте вашего дома, ознакомьтесь с нашим руководством о том, как проверить скорость вашего Wi-Fi.

Wyze Labs WLPA19 — Лучшая бюджетная умная лампочка

  • Работает с : Alexa, Google

Хотя умные фонари лучше обычных ламп почти во всех отношениях, они обычно намного дороже. Если вы просто ищете простой умный свет, эти цветные лампы от Wyze — одни из самых дешевых, которые вы можете найти.

Поскольку эти бюджетные умные лампочки подключаются напрямую к вашей сети Wi-Fi, им не требуется умный концентратор. Вы можете использовать голосовые команды для управления интеллектуальным освещением с помощью любых интеллектуальных динамиков Alexa или Google.И хотя они не меняют цвет, вы можете изменить цветовую температуру с теплого красновато-белого ночью на яркий голубой свет днем.

Sengled Smart Light Bulb — Лучшая бюджетная цветная интеллектуальная лампочка

Если вы хотите добавить немного цвета своему умному дому, этот набор из двух умных лампочек от Sengled — один из самых дешевых вариантов. Эти бюджетные умные лампы позволяют приглушить свет или создать собственное освещение с более чем 16 миллионами различных цветов.

Когда у вас есть лампочки, которые вам нужны, вы можете использовать приложение для настройки цветовой сцены.Это позволяет мгновенно установить уровень освещенности и цвет для любой комнаты с помощью простых голосовых команд. Например, вы можете создать сцену из фильма и заставить свет погаснуть, когда вы скажете: «Алекса, давай посмотрим фильм».

Поскольку эти умные фонари используют Bluetooth, вам не нужно покупать отдельный интеллектуальный концентратор, чтобы подключить их к умным динамикам Alexa. Однако эта модель Sengled не работает с устройствами Google Home или Apple HomeKit, и вы не можете управлять своим светом, когда находитесь вдали от дома.

Cree PAR38: Лучшая уличная умная лампочка

  • Работает с: Alexa, Google

Умный прожектор Cree PAR38 дешевле, чем большинство уличных умных лампочек, но он становится ярче, чем модели, которые в два раза дороже. Эта устойчивая к атмосферным воздействиям умная лампочка может стать достаточно яркой, чтобы осветить весь ваш двор.

Поскольку Cree PAR38 использует Wi-Fi и Bluetooth, вам не нужен отдельный интеллектуальный концентратор для подключения к вашим интеллектуальным динамикам Alexa и Google.Вы также можете выбрать миллионы разных цветов, но это сильно снизит яркость.

Сопутствующее приложение также позволяет настраивать расписания, включать режим отпуска и подключать этот интеллектуальный свет к вашим интеллектуальным камерам безопасности и видеодомофонам. Это означает, что вы можете настроить автоматическое включение света при обнаружении движения.

Nanoleaf Essentials A19 — Лучшая умная лампочка для Apple HomeKit

  • Работает с: Google, Apple HomeKit

Если вы являетесь пользователем Apple HomeKit, у вас не так много совместимых устройств для умного дома, из которых можно выбрать .Одна из немногих умных лампочек, которые вы можете купить в Apple Store, — это Nanoleaf Essentials A19, поэтому вы знаете, что она работает с другими вашими устройствами HomeKit.

Этот умный светильник имеет стандартный размер, но колба имеет необычную геометрическую форму, что делает его идеальным для открытого освещения. Если у вас уже есть колонка HomeKit или Apple TV, вам не нужен интеллектуальный концентратор, чтобы выбирать из более чем 16 миллионов цветов, настраивать освещение по расписанию, создавать сцены освещения и многое другое.

Эти умные лампочки становятся очень яркими и могут автоматически регулировать свет в соответствии с цветовой температурой в разное время дня.Это было разработано, чтобы сбалансировать ваш естественный циркадный ритм, что помогает вам сосредоточиться в течение дня и лучше спать ночью.

Nanoleaf Essentials — первая интеллектуальная лампа, использующая сетевую технологию под названием Thread, которая позволяет всем вашим интеллектуальным источникам света подключаться друг к другу и создавать своего рода «ячеистую сеть». Это означает, что сигнал к вашим фарам будет более надежным, и вам не придется беспокоиться о потере связи с фарами.

Магазин : Apple

LIFX Color 1,1000 люмен — самая яркая умная лампочка

  • Работает с: Alexa, Google, Apple HomeKit
в то время как большинство умных ламп

По заявлению компании Lifx, эта модель может похвастаться миллионами цветов и позволяет выбирать из 550 миллиардов различных цветовых комбинаций.А поскольку Lifx Color A19 также становится очень ярким, цвета также будут более яркими с этими умными лампочками.

Помимо ярких цветов, приложение-компаньон также позволяет синхронизировать ваши умные лампочки с музыкой и создавать визуализатор или стробоскопический эффект в такт любой песне. Приложение также позволяет настраивать освещение по расписанию,

Поскольку bluetooth-наушники Lifx Color A19 подключаются напрямую к вашей сети Wi-Fi, вам не нужен интеллектуальный концентратор для подключения их к интеллектуальным динамикам Alexa, Google или Apple HomeKit.Фактически, Apple перечисляет эту умную лампочку как одну из немногих умных фонарей, совместимых с HomeKit, а Google перечисляет ее в Google Store, так что вы знаете, что она будет подключаться к вашим устройствам умного дома.

Philips Hue White и Color Ambiance — лучшие умные лампочки в целом

  • Совместимость с: Alexa, Google, Apple HomeKit

Несмотря на то, что они дорогие, лампы Philips Hue считаются лучшими интеллектуальными лампами, которые вы можете получать. Лампы Philips Hue используют соединение Zigbee, чтобы обеспечить более сильное и надежное соединение.Кроме того, сопутствующее приложение содержит множество функций, таких как геозона, поэтому вы можете настроить автоматическое включение света, когда ваш телефон находится в пределах досягаемости.

Эти умные лампочки сертифицированы Energy Star и служат до 22 лет или 25 000 часов. Они также позволяют вам выбирать из более чем 16 миллионов различных цветов. Когда вы найдете комбинацию, которая вам нравится, вы можете сохранить ее как сцену и мгновенно приглушить свет до идеального уровня с помощью простой голосовой команды.

В этом стартовом пакете вы получите три лампочки и интеллектуальный хаб под названием Philips Bridge.С помощью этого устройства вы можете добавить до 50 лампочек в свои умные дома Alexa, Google и Apple HomeKit. Затем вы можете управлять своим светом из любого места, подключаться к другим устройствам умного дома и синхронизировать свет с фильмами, музыкой и видеоиграми.

Если вы хотите немного сэкономить, вы можете приобрести лампу Philips Hue с Bluetooth, для которой требуется только совместимый интеллектуальный динамик. Однако модель Bluetooth не работает с Apple HomeKit, и вы можете подключить к сети только 10 лампочек Bluetooth за раз.

Если вы хотите узнать, как превратить все ваши лампы в интеллектуальные, ознакомьтесь с нашим списком лучших интеллектуальных розеток здесь.

Редакторы HelloTech выбирают продукты и услуги, о которых мы пишем. Когда вы покупаете по нашим ссылкам, мы можем получать комиссию.

Доступный умный дом с Apple HomeKit | автор: Махавир Парех

Продолжая мою предыдущую статью об умном доме с Apple, я хотел поделиться своим опытом создания умного дома, совместимого с Apple, с доступными аксессуарами для умного дома.

Вам следует прочитать это, если вы хотите понять, как расширить мир аксессуаров, совместимых с Apple, а также узнать о некоторых доступных по цене аксессуарах хорошего качества для создания умного дома.

Мост

Мост, как следует из названия, представляет собой соединитель между двумя разными системами. Вы часто будете слышать этот термин при строительстве умного дома. Мост — это концентратор, который может принимать два разных языка — язык интеллектуальных аксессуаров для управления ими и язык Apple HomeKit, а также переводить между ними.

Мост позволяет вашим устройствам Apple подключаться к аксессуарам, с которыми он не может напрямую общаться, и управлять ими.

Эврика !! Это тот ответ, который мы так долго искали. У нас есть множество доступных аксессуаров для умного дома, которые не могут взаимодействовать с Apple HomeKit, поэтому давайте добавим мост для решения этой проблемы.

Enter HOOBS & homebridge

Homebridge начался как проект с открытым исходным кодом для решения именно этой проблемы. За последние несколько лет он развился и стал более стабильным и удобным для пользователя.Некоторые разработчики из сообщества решили сделать это еще проще для широких масс, поэтому они разработали нестандартную систему — HOOBS, которую легко использовать и поддерживать.

Вы можете узнать больше о Homebridge и HOOBS. В этой статье я поделюсь своим опытом построения доступного умного дома с помощью HOOBS.

Установка моста — HOOBS

Есть два способа сделать это. Вы можете купить его здесь или собрать (аналогично сборке вашего ПК).Я сам пошел по пути его создания, но я бы рекомендовал вам делать это только в том случае, если вы знакомы с базовой командной строкой или использованием терминала.

Изображение любезно предоставлено — hoobs.org

Начало работы

Имея немного времени и базовые навыки работы с компьютером и своими руками, вы можете построить мост HOOBS всего за 66 долларов.

Вы можете перейти по ссылкам, чтобы получить руководство по поддержке для каждого из вышеперечисленных методов.

HOOBS — это система на основе плагинов, управляемая из браузера. После установки и готовности вы можете подключиться к HOOBS из любого браузера в той же сети.

Если вам удобно заниматься своими руками и у вас есть некоторые технические навыки, вы можете купить более дешевый комплект беспроводной связи Raspberry Pi с нулевым уровнем доступа — 33 доллара и установить на него HOOBS или Homebridge.

Все доступные аксессуары для умного дома не созданы равными — некоторые из них дешевы, и вы почувствуете это, когда устройства будут отключаться от сети, и вам придется настраивать их снова и снова.

По своему опыту я встречал как хорошие, так и не очень качественные доступные устройства, поэтому я собираюсь поделиться с вами устройствами, с которыми у меня был лучший опыт.Начнем с умного домашнего освещения.

Умные лампы Wiz

Приобретенная Philips, компания Wiz connected продает регулируемые белые (8 долларов США) и цветные умные лампы (13 долларов США) в широком ассортименте. По умолчанию они уже совместимы с Google и Alexa и могут быть подключены к Apple HomeKit через HOOBS. Их легко настроить с помощью приложения Wiz. Цвета ровные и яркие, лампочки не теряют соединение с Wi-Fi. Лампы Wiz поддерживают адаптивное освещение (он же циркадный ритм) из коробки — все, что вам нужно сделать, это включить его в приложении Wiz, и после этого, если вы просто включите лампочки, они автоматически адаптируются в зависимости от времени суток.

Стоимость:
💵 Качество: ⭐ ⭐ ⭐
Простота использования с HOOBS: ⭐ ⭐ ⭐

Приложение Wiz (слева), лампы Wiz настроены на теплый белый цвет (справа)

Настройка с HOOBS

  1. Сначала настройте индикаторы Wiz и подключите их к сети Wi-Fi с помощью приложения Wiz connected на телефоне.
  2. Найдите плагин Wiz в каталоге плагинов HOOBS и установите его.
  3. Перезапустите службу моста с панели управления HOOBS и вуаля, вы должны увидеть новые лампочки, добавленные в вашу «комнату по умолчанию» в приложении Apple Home.У лампочек будет буквенно-цифровое имя, поэтому переименуйте их в приложении Apple Home и переместите в нужную комнату.

Умные лампы FEIT

Компания FEIT производит одни из самых доступных аксессуаров для освещения умного дома. Вы можете получить их дешево в дисконтных магазинах, таких как Costco (упаковка из 4 штук по 40 долларов). Под капотом умные лампочки FEIT питаются от Tuya (Tuya — поставщик технологий для умного дома, аналогичный тому, как Google предоставляет услуги карт для Lyft или Uber). Эти лампочки совместимы как с Alex, так и с Google Home, и их можно добавить в Apple HomeKit с помощью HOOBS.Существуют некоторые ограничения использования цветовых режимов из приложения Apple Home через HOOBS, которые можно преодолеть, если повозиться.

Стоимость:
💵 Качество: ⭐ ⭐ ⭐
Простота использования с HOOBS: ⭐ ⭐

Настройка с HOOBS

  1. Настройте индикаторы FEIT и подключите их к сети Wi-Fi с помощью Приложение Tuya Smart на вашем телефоне.
  2. Найдите веб-плагин tuya в каталоге плагинов HOOBS и установите его.
  3. Перезапустите службу моста с панели инструментов HOOBS и вуаля, вы должны увидеть новые лампочки, добавленные в вашу «комнату по умолчанию» в приложении Apple Home.

Светодиодные ленты Merkury

Освещение для умного дома от Merkury Innovations обычно доступно в Walmart. Они чрезвычайно доступны по цене и стоят 15 долларов в розницу по сравнению с 30–40 долларами за световые полосы, совместимые с HomeKit. Подобно FEIT, Merkury также построен с использованием Tuya. Эти индикаторы работают с Alexa, Google и могут работать с Apple HomeKit через HOOBS. Эти фонари обычно продаются со скидкой во время курортного сезона.

Белый режим светодиодной ленты очень яркий по сравнению с цветовыми режимами.Как и в случае с другими лампами Tuya, есть некоторые ограничения на изменение цвета лампочек из приложения Apple Home, которые можно преодолеть, потратившись на дополнительные усилия.

Стоимость:
💵 Качество: ⭐ ⭐ ⭐
Простота использования с HOOBS: ⭐ ⭐

Merkury Light Strip как подсветка телевизора

Установка с HOOBS

  1. Установка светодиодной ленты Merkury и подключите их к своему Wi-Fi с помощью приложения Tuya Smart на своем телефоне.
  2. Найдите веб-плагин tuya в каталоге плагинов HOOBS и установите его.
  3. Перезапустите службу моста с панели инструментов HOOBS и вуаля, вы должны увидеть новые лампочки, добавленные в вашу «комнату по умолчанию» в приложении Apple Home. Вы можете изменить значок света в приложении Apple Home, чтобы он отображал светодиодную ленту.

Сводка запчастей

  1. HomePod Mini — 99 долларов
  2. HOOBS — 66 долларов
  3. Цветные лампы Wiz 800 люмен (4 упаковки) — 40 долларов

За 205 долларов у нас есть перемычка, 4 новых цветных лампы и HomePod mini в качестве концентратора. Благодаря такому подходу мы уже снизили стоимость ламп на 40–50%, и у нас есть возможность добавить гораздо больше ламп и других аксессуаров по доступной цене.

Получение максимальной отдачи от HOOBS

Теперь, когда вы начали свой путь к доступному по цене умному дому, давайте посмотрим, как мы можем научить наши старые устройства новым трюкам. В следующей статье я поделюсь своим опытом добавления умных устройств в мой телевизор LG, портативный кондиционер LG и вентиляторы Lasko Tower.

Почему вам следует использовать умные лампы и какие выбрать

Первое, что нужно знать, это то, что по сравнению с другими технологиями умного дома умные лампочки просты.Они почти такие же, как обычные светодиодные лампы, но с целым рядом дополнительных преимуществ.

Преимущества интеллектуальной лампочки

С помощью умных лампочек вы можете делать множество других интересных вещей, которых вы просто не можете сделать с обычными светодиодными лампами. Большинство из них связано с контролем.

Пульт дистанционного управления: Умное освещение можно включать и выключать, даже если вас нет дома. Все, что вам нужно сделать, это подключить ваш смартфон к Wi-Fi или LTE и подготовить совместимое приложение для умного дома.

Создание расписаний: Вам не нужно включать и выключать свет вручную. С помощью расписаний вы можете настроить их выключение или включение (или иным образом изменить их настройки в определенное время каждый день или ночь. Если у вас несколько умных источников света, вы можете настроить их все на одно или разные расписания.

Создание сцен: «Сцена» или «комната» в контексте умного дома — это группа устройств, работающих вместе. Например, вы можете сгруппировать три умные лампочки, которые расположены в вашей спальне, вместе, назовите «Спальня», а затем включите или выключите их все одной голосовой командой: «Окей, Google, выключи свет в спальне.”

Регулировка яркости: Не все умные лампочки регулируются по яркости, но многие из них. Умные лампочки с регулируемой яркостью очень удобны, потому что вы можете регулировать яркость, не настраивая физический диммер. Вы можете настроить его через приложение или с помощью голосовых команд.

Энергоэффективность: Подавляющее большинство современных лампочек — это светодиоды, в том числе большинство умных лампочек. Они, естественно, более энергоэффективны, чем традиционные лампы накаливания, но тот факт, что они умные, означает, что вы всегда можете проверить их; Если вы случайно оставили свет включенным, вы можете выключить его из любого места, где есть подключение к сети Wi-Fi или LTE.

На что обращать внимание

В 2020 году вы можете выбрать из множества различных интеллектуальных лампочек. Однако не все они работают одинаково или имеют одинаковые возможности. Вот несколько общих вопросов, которые следует задать при выборе.

Нужен ли хаб? Некоторые умные фонари подключаются напрямую к домашней сети Wi-Fi, поэтому вы можете легко управлять ими прямо со своего смартфона или с помощью голосового помощника. Другим требуется дополнительное оборудование, такое как концентратор или мост, чтобы делать то же самое.Знание, потребуется ли для интеллектуального освещения дополнительное оборудование, которое также увеличивает расходы, — одна из самых важных вещей, прежде чем вкладывать средства в интеллектуальное освещение.

Совместимо ли оно с другим вашим снаряжением? Еще одна важная вещь, которую следует учитывать перед покупкой умной лампочки, — это знать, будет ли она работать с интеллектуальной экосистемой вашего дома. Не все умные фонари совместимы с Amazon Alexa, Apple HomeKit, Google Assistant или IFTTT, поэтому вам нужно проверить заранее.

Что вы хотите для света и температуры: Если вы готовы потратить немного больше, вы можете купить умные фонари, которые имеют различные цвета и температурные эффекты. Например, умные лампы Philips Hue White And Color Ambiance могут светиться миллионами разных цветов и различных оттенков белого света. Эти умные фонари также могут регулировать температуру света в течение дня, что поможет вам лучше проснуться или заснуть.

Умное освещение или умные выключатели / розетки: что выбрать?

Умные фонари — отличные продукты для умного дома, но они подходят не для всех ситуаций.Например, место в вашем доме, где несколько источников света регулируется одним выключателем, вероятно, не лучший вариант для умного освещения. Лучшим решением для такой сцены, как большая семейная комната с большим количеством верхнего освещения, было бы вместо этого купить умный выключатель, такой как Wemo Light Switch.

Интеллектуальные переключатели, как правило, немного дешевле и могут использоваться для управления уже имеющимся «тупым» светом. Это также означает, что вы можете использовать интеллектуальные переключатели для управления любой лампочкой .С другой стороны, интеллектуальные переключатели обычно требуют дополнительной установки — как правило, небольшого количества проводов — и их нельзя использовать для создания сцен. Хотя большинство умных выключателей света могут приглушать свет, они определенно не могут регулировать цвет или температуру, как это делают многие умные лампочки.

Лучшие умные лампы 2021 года

Philips Hue White

Philips

Best All-Around

Philips Hue производит самые популярные умные лампы.«Белые» умные лампочки компании не могут воспроизводить многие оттенки цвета, как «умные» лампы «White and Color Ambiance», но они дешевле, имеют возможность регулировки яркости и работают примерно так же. Единственным реальным недостатком является то, что они не поддерживают Apple HomeKit (что немного странно, учитывая, что Philips Hue White и Color Ambiance поддерживают HomeKit).

Совместимость: Amazon Alexa, Google Assistant
Smart Hub? Дополнительно

Цена: $ 14 / шт.

КУПИТЬ СЕЙЧАС

Philips Hue White и Color Ambiance

Best Upgrade

Это лучший вариант для людей, которые действительно хотят поиграть со всеми вариантами настройки, которые могут предложить умные лампочки.Как и «белые» лампочки компании, они работают в значительной степени с экосистемой умного дома, и вы можете управлять ими с помощью голоса. Их большой плюс в том, что с помощью приложения вы можете настроить интеллектуальную подсветку, чтобы она изменилась на один из 16 миллионов цветов и оттенков белого. Обратной стороной является то, что вам нужно использовать интеллектуальный концентратор Hue (входит в стартовый пакет), чтобы получить от них максимальную отдачу.

Совместимость: Apple HomeKit, Amazon Alexa, Google Assistant, Samsung SmartThings
Smart Hub? Есть

Цена: $ 200 (упаковка из 4 штук)

КУПИТЬ СЕЙЧАС

Лампа Wyze

Wyze

Лучший бюджет

Всего по 8 долларов за штуку и даже дешевле в упаковке, вы не найдете более доступной интеллектуальной лампы, чем Wyze Bulb.И на самом деле он довольно универсален. Он совместим как с умными колонками Amazon, так и Google. Вы можете настроить его яркость и цветовую температуру (от теплого до холодного). А если вы используете другие продукты Wyze для умного дома, вы можете заставить лампочки Wyze выполнять трюки, такие как загорание при срабатывании определенных датчиков, например, при обнаружении движения камерой Wyze Cam.

Совместимость: Amazon Alexa, Google Assistant, IFTTT
Smart Hub?

Цена: $ 8

КУПИТЬ

Wyze Bulb Color

Wyze

В первой половине 2021 года Wyze анонсировала Wyze Bulb Color, которая, по сути, является лампой Wyze Bulb, способной менять цвета.Он имеет все те же функции, включая совместимость с Alexa и Google Assistant, и вы можете изменить цвет и температуру лампочек через приложение-компаньон Wyze. Единственным реальным недостатком является то, что вы пока не можете покупать отдельные лампочки — вам нужно купить упаковку из 4 штук. Также нет поддержки Apple HomeKit.

Совместимость: Amazon Alexa, Google Assistant, IFTTT
Smart Hub?

Цена: $ 35 (упаковка из 4 штук)

КУПИТЬ

Nanoleaf Essentials A19 Bulb

Яблоко

Если вы ищете умные лампы, меняющие цвет, которые работают с Apple HomeKit, лампы Nanoleaf Essentials A19 — одна из ваших единственных ставок.К счастью, они отличные (хотя и немного дороже). Каждая лампочка поддерживает подключение по Bluetooth и Wi-Fi, поэтому смарт-концентратор не требуется, а сопутствующее приложение действительно простое в использовании. Кроме того, если у вас есть какие-либо другие интеллектуальные световые панели, формы или полотна Nanoleaf, вы можете легко сгруппировать эти лампы A19 в сцену.

Совместимость: Apple HomeKit, Google Assistant
Smart Hub?

Цена: $ 20 / шт.

КУПИТЬ

Ikea Tradfri

Икеа

Первая интеллектуальная лампа накаливания Ikea — красивая, регулируемая и относительно доступная цена.Тонированное стекло создает теплый угрюмый свет. Единственным недостатком является то, что вам нужно будет купить интеллектуальный концентратор, шлюз Tradfri (35 долларов США), чтобы получить от него максимальную отдачу, например, возможность управлять с помощью голосового управления или работать с экосистемой продуктов для умного дома Ikea (состоящей из датчиков движения, светодиодных лампочек и некоторых световых панелей).

Совместимость: Amazon Alexa, Google Assistant и Apple HomeKit
Smart Hub? Есть

Цена: $ 10

КУПИТЬ СЕЙЧАС

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Sylvania SMART + Apple HomeKit-Enabled A19 Full Color Bulb ОБЗОР

Умная лампочка, которая осветляет комнату без лишних хлопот.

Несколько лет назад «умный» дом стал реальностью. На самом деле я не хотел брать на вооружение умные устройства, но мне действительно понравилось интегрировать новые технологии в наш дом. Все началось с умных осветительных установок.За последние пару лет мы опробовали множество типов умных лампочек, и я считаю, что лампы, которые работают с Apple HomeKit, работают лучше всего. Наш первый набег на интеллектуальное освещение начался с ламп Philips Hue. Я был уверен в продукте, потому что он был поддержан Philips, компанией, которая имеет долгую 126-летнюю историю предоставления света потребителям. Итак, когда я начал изучать различные умные светильники и обнаружил, что Sylvania, еще одна осветительная компания с богатым наследием, разрабатывает умные светильники, я ухватился за возможность написать о них как можно скорее.

Детали

Полноцветная лампа A19 Sylvania с поддержкой SMART + Apple HomeKit — это лампочка стандартного размера, которая может заменить любую лампочку размера A19 в вашем доме. Одним из больших плюсов лампы Sylvania SMART + является отсутствие необходимости в концентраторе или маршрутизаторе Wi-Fi. Лампа подключается через Bluetooth, и, поскольку она поддерживает HomeKit, вы можете управлять ею удаленно, если в доме есть iPad, Apple TV или Apple HomePod. Поскольку это светодиодная лампа, она потребляет примерно на 80% меньше энергии, чем стандартная лампа накаливания.Его можно использовать как в лампах, так и в осветительных приборах. Вы можете управлять его функциями с помощью голосового управления (Siri) благодаря HomeKit. Существуют миллионы вариантов цвета на выбор, а лампу также можно регулировать с помощью различных оттенков белого света. Он имеет функции включения / выключения / затемнения. Срок службы светодиодной лампы SMART + составляет до 20 000 часов. Для установки и управления требуется Apple iPhone, iPad или iPod Touch с iOS 8.1 или выше.

Взаимодействие с пользователем

Лампа Sylvania SMART + поставляется в фирменной коробке с магнитным замком.На коробке есть минимальная информация о продукте, включая штамп Apple HomeKit. Когда вы откроете коробку, вы найдете руководство пользователя, заявление FCC и предупреждения, расположенные на верхней части самой лампы. Меня удивил вес лампы. Основание лампы кажется металлическим, что делает ее довольно тяжелой. Я сравнил его бок о бок с белой лампой Philips Hue A19, и, не считая веса, они практически идентичны.

Расположение лампочки на удивление восточное.Я признаю, что, поскольку все больше и больше источников света начали работать с HomeKit, процесс установки стал намного более плавным, чем до того, как HomeKit стал популярным. В iOS App Store доступно приложение Sylvania Smart Home, но вы можете подключить лампу SMART +, не загружая ее. Фактически, руководство пользователя, поставляемое с лампочкой, инструктирует вас использовать приложение Apple Home, чтобы добавить свет в вашу систему. В приложение Home встроена функция «добавить устройство». Здесь вы добавите новую лампочку.После добавления вы получаете полный контроль над ним через приложение Home.

Лампа Sylvania SMART + очень яркая (я думаю, что она может быть ярче, чем Philips Hue A19) и меняет цвета быстро и легко. Я заметил, что есть небольшая задержка между нажатием команды в приложении и реакцией света, но не настолько, чтобы я не рекомендовал эту лампочку в качестве дополнения к настройке умного дома. Поскольку он имеет стандартное основание для лампочки, вы можете использовать его во многих различных светильниках в вашем доме.Сначала мы решили поместить его в эту лампу, чтобы проверить. Он там хорошо себя зарекомендовал, поэтому мы очень рады найти его постоянное место.

Заключение

Как я уже упоминал, я начал по-настоящему ценить интеллектуальное освещение в нашем доме. Раньше у нас были лампочки с подключением через Bluetooth, но ни одна из них не была такой функциональной, как лампочка SMART + от Sylvania.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.